«Душу вложил в человека…»

Мой дед был военным врачом.

Большая часть его службы проходила в горячих точках. Дед для меня был сродни супер герою. Крупный, высокий, жилистый, редко улыбался и мало говорил.

На любимых праздниках мой дед всегда был трезв и следил за остальным. Сидел он обычно во главе стола, и чаще всего только наблюдал за семейными разговорами.

Я его боялся и обожал. Большего авторитета для меня не существовало.

Если дед сказал надо, значит надо. Именно он водил меня к зубному, учил убираться и проводил воспитательные беседы.

Дед жил с нами, так как бабушка очень рано ушла из жизни и мой отец не хотел оставлять его одного. А мой дедушка и сам не против был жить с нами.

Оба моих родителя работали, а дедушка следил за мной. Мы ходили вместе на рыбалку, за грибами, вместе делали школьную домашнюю работу. В общем, дед был моим основным воспитателем.

Хотя дед редко показывал свои эмоции и чувства, но я знал, что он любил меня, и я его любил.

Когда я стал чуть старше и в школе мы начали проходить историю. То я, как и многие мальчики, много интересовались войной. Читали книги о войне, играли в игры, обсуждали.

И тут мой одноклассник и мой сосед по квартире мне сказал:

— Почему ты не спросишь своего деда о Афганскую войну? Он же у тебя был военным врачом.

И я естественно загорелся.

Дедушка моих восторгов не разделял. О своей службе рассказывать мне не спешил, хотя, я очень упорно выманивал информацию. Но мой дедушка лишь бурчал:

-Зачем тебе глупому это знать? Не нужно тебе это, и я бы все отдал, чтобы ты и никогда не узнал каково это ВОЙНА.

О своей службе дед не рассказывал даже своей жене и сыну, моему отцу. Только печально говорил:

-Не надо вам это знать. А ты сын иди учись на инженера или бухгалтера. Не разрешаю тебе в военную структуру идти.

Но однажды он все-таки рассказал мне один случай, который произошёл на его глазах в Афгане.

Молодого паренька принесли с полей, чуть ли не по частям. Все думали, что не жилец. Пока за него не взялся опытный пожилой хирург.

-Спасти можно, — лишь сказал.

Этот хирург работал над этим парнем 11 часов. Без перерыва и отдыха. 11 часов проводил операцию.

И чудо (а это реально было чудо со слов деда), операция прошла успешно и парень выжил. Да так, что мог жить спокойно и работать.

Последствий, кроме шрамов, хромоты и проблем с двумя пальцами на руке, не было никаких. А вот хирург который проводил операцию, практически сразу после операции умер. Инфаркт.

Нашли его в кабинете. Пять минут назад зашёл в кабинет, а через пять минут заходят — а он уже не дышит.

Парень, которого спас этот пожилой хирург, настолько проникся поступком врача, что стал помогать и ухаживать за семьёй этого мужчины. Сам он оказался сиротой из детдома, без жены и детей. Поэтому возвращаться ему не к кому было.

А у того хирурга жена осталась одна, да уже два довольно взрослых сына. Они настолько сдружились, что сыновья этого хирурга стали этого паренька братом называть. Он даже рядом с женой того мужчины жильё приобрёл, ухаживал и помогал.

Вот, что значит спасение. Душу вложил в человека.

Дед эту историю вспомнил с улыбкой и со слезами на глазах.

И я проникся.


«Душу вложил в человека…»