«Доверился внутреннему душевному чутью…»

Лёня был спокойным, добродушным мужчиной. И не собирался он жениться даже в далёком будущем. Но случилось так, что девушка с которой он с недавнего времени жил, обманула его, и втайне перестала пить таблетки, после чего, сразу забеременела.

Под натиском будущей тёщи и невесты, Лёня был вынужден срочно жениться. Вот здесь-то и раскрылась вся меркантильная сущность его супруги. Она сразу насела на Лёню, чтобы тот брал кредит на покупку квартиры, а потом и мебели. Тёща внесла первый взнос, и квартира была оформлена на жену. Родился ребёнок. Жена тут же подала на алименты. Супруга была вечно всем недовольна. И зарабатывает Лёня мало, и помогает ей мало, и всегда-всего ей было мало.

Его ничего не радовало. Домой он идти не хотел. И всё чаще вспоминал, что счастлив был только в деревне, у бабушки. Давно уже нет ни дома, ни любимой бабушки, но когда он думал об этом, его накрывало тёплой волной, и вся эта постылая жизнь, давила на него, казалась никому ненужной. Промучились они ещё пару лет, пока у Лёни окончательно не окрепла мечта — купить свой домик, обязательно с садом, и что-бы недалеко текла речка. Он сам подал на развод. Жена согласилась, но при условии, что всё останется ей. Лёне при разводе досталась старенькая машина, кредит и алименты.

В течении последующих тяжёлых лет, он снимал комнату, так как был круглым сиротой, и страшно экономил на себе. Недоедал, недопивал, жилы рвал на нескольких работах, шабашил, подрабатывал. Сам себе поражался, откуда у него только силы берутся. За это время он похудел, стал сильным, выносливым мужиком. Умел абсолютно всё. Мог уже сам дом построить, с нуля. И проводку, и канализацию, и даже печку — он был уверен, что может сложить сам. Это была жестокая школа выживания, но опыт — бесценный.

Когда денег накопилось достаточно, Лёня стал выезжать на своей старенькой машине, и по-тихоньку присматривать участок. Для него это было крайне важно. Он настолько хотел быть счастливым, и верил в это, что полностью доверился своему внутреннему душевному чутью.

Шло время, но всё было не то. О его желании знали все знакомые. Однажды, ему позвонил друг, который находился в отпуске, в деревне у матери. Он сказал, что в соседней деревне продаётся дом, с большим участком 30 соток, и прекрасным садом. Они отправились туда вместе. Дом показывала быстрая и шустрая соседка. Она же позвонила хозяевам. И пока их ждали, отвела друзей к себе, накормила их жирной ухой и вкуснейшей жареной картошкой с грибами. Пока они ели да нахваливали, она рассказывала, что рыба из их речки. А грибы из леса, который прямо за огородами. Что дом, который продаётся, очень добротный, сад — отличный, а за домом, недалеко, спуск к реке, там небольшой пирс, а на берегу — разнотравье. Вот только огород надо разрабатывать, давно ничего не садили. Зато есть превосходная банька.

Когда приехали хозяева, друзья, в великолепном настроении, поторговались, и сговорились на цене, которая устроила всех.

Когда приятели отправились обратно, Лёню было не остановить. Он взахлёб рассказывал, что с первой минуты понял, вот он — его дом. Он купил бы его даже не торгуясь. Он был в сильнейшем волнении, болтал без умолку, и просто сиял от счастья.

Сделку оформили быстро, и уже поздней осенью Лёня перебрался в свой дом. Всю зиму он звал приятеля летом, в гости. Но в тот год у него не получилось приехать. Поэтому, когда на следующий год, друг отправился к матери, решил по пути заехать к Лёне, без предупреждения — сюрпризом.

Какого же было его удивление, когда первой, кого он увидел зайдя в ворота, была соседка, которая по-хозяйски закатывала банки с вареньем и компотами. Во дворе стоял стол под цветущей аркой. За столом сидел довольный, распаренный после бани Лёня. Они о чём-то весело болтали, и когда увидели нежданного гостя, были очень рады. Наступал летний, свежий вечер.

Они усадили друга за стол. И пока хозяйка суетилась. Лёня рассказал, что специально не сообщал другу о переменах в личной жизни. Бывшая жена замучила его звонками. Она всё пытается выяснить, с каких это денег он так разбогател. И хочет доказать, что он купил дом на скрытые алименты. Или отсудить половину дома, или пусть деньгами отдаёт. Почему то всё, что его, она считает своим. Алименты он платит исправно, но ей, как всегда — мало. Отцовских чувств он так и не испытал. Берётся здесь за любую работу, немного зарабатывает на удалёнке.

Хозяйка принесла из погреба запотевшую бутылочку домашней смородиновой наливки, огурчики солёные, помидорки, грибы маринованные, стол ломился от закусок. Свежие овощи, только что сорванные с грядки, сочная зелень. Видно было, что хозяйство у них крепкое. А она уже несла горячие наваристые щи. К ним — печёные пироги с курятиной, и с яйцом и зелёным луком.

Лёня сидел разомлевший, довольный. С любовью и наслаждением следил за каждым движением своей любимой хозяюшки…

…Когда он только приехал, по каждой мелочи обращался к соседке. Нина помогала ему во всём. Оставаться на зиму он не собирался, но уехать от неё уже не смог. Первую зиму ему было бы крайне тяжело, если бы не Нина. Она подкармливала его картошкой, по-тихоньку таскала ему в погреб кучу вкуснейших домашних заготовок и солений. Весной помогла разработать огород. А летом, к ней приехал сын с молоденькой женой, и маленькими внуками. Лёня сам предложил Нине перебраться к нему.

Она сказала, что не может бросить своё хозяйство, свиней, птиц. Тогда он отремонтировал все свои надворные постройки, привёл в порядок свинарник, подправил и улучшил курятник, организовал загон для уток. И Нина, со всей своей живностью, переселилась к нему. Лёня был очень доволен. Хорошо и удобно было всем. Решено было взять и корову. Правда и забот прибавилось, но теперь всеми делами они занимались уже вместе. Лёня очень легко влился в их семью, и деревенский уклад. Нина была на шесть лет старше его, ему просто было хорошо и спокойно рядом с ней — такой уверенной, доброй и понимающей. За всё это время, у них не было ещё ни одной размолвки.

На тёмном летнем небе сияли россыпи ярких звёзд. Попав в эту блаженную атмосферу, друг тоже решил пока задержаться. И согласился пожить в соседнем уютном доме, так любезно предоставленном гостеприимными хозяевами. Они с Лёней, каждое утро уходили на рыбалку, а когда возвращались, всегда, неизменно одуряюще, пахло свеже выпеченным хлебом или пирогами. А по-двору носилась весёлая и счастливая Нина.


«Доверился внутреннему душевному чутью…»