«Дорогая услуга…»

Майская ночь. Воздух наполнен ароматами сирени и черёмухи. В коридоре родильного отделения сидит взволнованный мужчина. Он только что привёз жену.

— Мужчина, поздно уже. Ночь! – говорит ему девушка в белом халате, — Идите домой. А завтра придёте навестить жену. Вам нельзя здесь оставаться! Пожалуйста, идите домой.

Геннадий встаёт и нехотя идёт к выходу. Несколько раз оглядывается. Дома, полночи нервно кyрит.

Утром его разбудил звонок жены.

— Гена, доброе утро! – шёпотом говорит она, — Поздравляю! У нас сыновья: три семьсот и четыре сто.

— Настя! – кричит перепуганный муж, ещё не проснувшись, — Настенька, как ты? Что с тобой? Что с голосом? Тебе плохо? Как ты себя чувствуешь?

— Ну, Ген! – вздыхает жена, — У нас всё отлично! Просто мальчишки спят. Они тут рядом со мной. И ещё две мамочки отдыхают. Мальчишки замечательные. Мишка на тебя похож, а Коля на меня, кажется. Хотя… Вырастут, увидим.

Геннадий отпросился на работе. С подарками и цветами мечется под окнами бoльницы. До открытия ещё целый час, но он не может ждать. Не терпится увидеть Настю, услышать её голос. Просто быть рядом со своей семьёй.

На работе молодого папашу встретили бурными возгласами и поздравлениями.

— Что, можно поздравить? – спрашивает приятель детства Толик, у которого уже есть двое детей, — Наконец-то и ты стал отцом!

— Как жена? – интересуется Дмитрий.

— Как дети? – улыбаясь, спрашивает Юрий, — Ты дважды папаша! Правда?

— Когда думаешь проставляться? – спрашивает Толик, — Смотри, не хорошо на сухую. Не жмись!

— Ладно-ладно! Всё будет! – отмахивается Геннадий, — Вот докуплю в магазине по списку, что жена дала и накрою стол. Никого не oбижу. А пока мне некогда, побежал.

Геннадий не поскупился. Закуски и спиртного столько, что не смогли осилить за вечер. Всё, что осталось, забрали, и перенести продолжение банкета в гараж к Толику. Гуляли два вечера после работы. Геннадий вежливо отказался от посиделок, снова бежит к жене.

На четвёртый день Геннадия вызвал начальник.

— Гена, тебя к босу срочно! – тараторит секретарь Оксана, — Быстро!

Геннадий идёт по коридору. Перебирает в голове все свои опоздания за последние дни, и готовиться к взбучке.

— Здравствуйте, Владимир Абрамович! – говорит он, входя в кабинет, — Звали?

— Да, Геннадий, здравствуй, проходи! – быстро потягивает руку для приветствия и хмурится.

«Точно сейчас начнёт отчитывать!» — думает Гена, нервно глотает слюну, — «Неужели, у самого не было такого важного события в жизни…»

— Ген, я всё понимаю… – замялся Владимир Абрамович, — Жена родила, дети… Но, сам понимаешь, кроме тебя эти вопросы никто не решит. Придётся тебе срочно ехать в командировку.

— Я не могу, Владимир Абрамович! Нет! – возражает он, — Завтра Настю с мальчишками выписывают. Надо встретить.

Когда спустя полчаса он вышел из кабинета начальника, его у дверей ждали приятели.

— Ну, Генка, ты просто молодчина! – восхищённо говорит Толик, — Такую поляну накрыл…

— Ребята, тут такое дело… – говорит задумчиво Геннадий, — Настю завтра выписывают из бoльницы. А я не смогу встретить. Начальник отправляет в командировку, — показывает бумаги, — Билеты на руках. Через час ехать. Помогите! Я в долгу не останусь, — лезет в карман, достаёт бумажник. Вынимает деньги и протягивает, — Вот! Только помогите! Завтра заберите Настю с мальчишками из бoльницы домой.

— Ох, ты! – радостно хватает деньги Юра, — Мы всегда рады помочь другу!

— Конечно, Генка! – разводит руками Толик и улыбается, — Можешь смело на нас рассчитывать. Всё будет в ажуре.

На радостях мужчины пополнили запас спиртного и продолжили пить за здоровье жены и детей Геннадия.

***

Командировка предполагалась на три дня, но Геннадий уладил все вопросы за день. Так торопится домой к жене и детям. Весь день он решал рабочие вопросы. В обед и вечером пытается дозвониться жене. Но трубку никто не берёт. Геннадий нервничает: «Обиделась, Настёна, что не встретил её!» — вздыхает и снова набирает телефон, — «Может, устала с мальчишками и спит уже… Ладно, приеду, извинюсь. Всё поймёт. Она у меня такая умничка».

***

Геннадий бегом поднимается на третий этаж и осторожно открывает двери ключом. Тихо. На цыпочках проходит в спальню. Никого. Он опешил. Бежит в детскую. Пустая.

— Не понял! – пугается он, — А где Настя? Неужели ещё в бoльнице?

Звонит в бoльницу. Там сообщают, что жена и дети выписались. За ними приехали двое мужчин.

— Ничего не понимаю! – напуган он и звонит Толику.

Трубку долго не снимают.

— Где Настя и дети? – орёт он в телефон, — Куда вы их увезли?

— Ты не волнуйся, — говорит Толик заплетающимся голосом, — Тут такое дело…

В телефоне послышались короткие гудки. Геннадий злой пришёл на работу. Передал документы секретарше и направился в свою комнату поговорить с Толиком.

Распахнул двери, входит. Видит Толика с перебинтованной рукой. Его окружают коллеги с грустными лицами.

— Что случилось? Где Настя? – кричит он вместо приветствия, — Что с рукой?

— Тут такое дело… – говорит Толик, — Юрка в бoльнице. Похоже повреждён позвоночник…

— Да? – не понял Гана, — А с ним что случилось? Вы жену мою из роддома забрали?

— Да… – кивает Толик и умоляюще смотрит на окружающих. Но все отвернулись и вышли из комнаты, — Тут так получилось… Нам навстречу машина. Я увернулся и врезался в столб. Бац и всё. Сам чуть жив остался, видишь?

Геннадий узнал, что его жена и новорожденные сыновья погибли в автокатастрофе. Весь вечер накануне приятели продолжали пить. Утром спохватились, опаздывают. Oпoxмелившись пивoм, направились в бoльницу. У пьянoго водителя совершенно другая реакция. Так и случилась трагедия.

Жизнь Геннадия — словно кошмарный сон. Он, молча, кивает головой, как заведённый, принимая сочувствие сослуживцев и соседей.

Пoxoроны. Когда он остался один у мoгилы, а остальные прошли в автобус, к нему подошла Таня – жена Анатолия.

— Геннадий, вы же с Толиком друзья с детства! – просит она, хватаясь за руку и преданно глядя в глаза, — Поговори! Тебя послушают в пoлиции! Ведь пocадить могут Толю. Он был за рулём. Сам сознался. Он ведь хотел, как лучше – помочь. Но произошло несчастье. Он не специально!

Геннадий рассеянно смотрит перед собой.

— Ну, что ты молчишь? – злится женщина, — Ещё друг называется! Твоих уже не вернуть… – осеклась и опустила глаза, — А у нас с Толей семья, дети. Им отец нужен, а…

Геннадий поднял голову и с ненавистью смотрит на Любу. Его глаза налились крoвью, скула нервно дёргается.

— Отец, говоришь нужен? – произносит он сквозь зубы, — А кто моих жену и детей вернёт? Это он по дружбе yбил мою семью, да?

Таня со слезами на глазах убегает.

Уже неделю он не может спать. До самой ночи кyрит на балконе. Бродит по пустой квартире, где всё напоминает о Насте: фотографии на стене, кофточка на стуле, стопка глаженого белья, что оставила перед родами, халат, который ещё пахнет женой. Тоска сживает горло. Он снова кyрит.

Зашёл на кухню, налил вoдки. Сел. В голове голос Насти:

— Гена, ты не переживай! Всё будет хорошо, — говорит она, опираясь на руки мужа, что ведёт её к машине скорой помощи, — Ольга Васильевна обещала. Она очень хороший акушер! Ты только приготовь всё к приезду мальчишек. Я там список оставила на столе. Ой-ой! – она схватилась за живот, — Всё пока! Целую тебя, родной.

— Да я следом поеду за вами! – говорит он, — Можно?

— Да, конечно! – кивает медбрат, — Можно и на роды, если договаривались. Просто в машине места нет, сами видите.

Толкает двери в детскую. Темно. Вошёл, включил свет. Кроватка для двойняшек сыновей – Миши и Коли украшена игрушками. Всё готово к их приезду. Тихо и пусто.

Словно Настя вышла погулять с детьми и вот-вот вернётся. Сeрдце давит, бoлит голова. «Завтра девять дней», — думает он, проходя в спальню, — «Снова поминки. Никогда не прощу гада Толика. Пусть его посадят! Настю и мальчишек yбил. Он и меня yбил!»

Прямо в одежде сел на кровать и повалился на бок. Всё тело трясётся от рыданий. Он не заметил, как уснул. Снится жена Настя.

Она, улыбаясь, подходит к нему и тихонько толкает в плечо.

— Геночка, родной! – шепчет она.

Он открывает глаза. Рядом сидит жена с двумя малышами на руках.

— Помоги мне! Возьми, аккуратно! – подаёт она свёрток, — Это Мишка. Правда похож на тебя? – ласково смотрит на мужа – Ты похудел. Много кyришь. Не надо, Ген!

Геннадий держит ребёнка и жадно смотрит на Настю. Она улыбается ему.

— Ген, прости его! – просит она, — Ну, Толика, прости! Это не ему, а тебе больше нужно. Всё ещё сложится очень хорошо, вот увидишь. Обещай мне, что простишь?

Он хлопает глазами, боясь проснуться. «Так хорошо рядом с ними!», — думает он, — «Жаль, что сон».

— Хорошо, Настёна, я прощаю его! – улыбается он жене, — А ты придёшь с мальчишками ко мне ещё?

— Приду, — отвечает она, — На сороковой день приду. Но только в последний раз. А теперь нам пора, Гена. Помни, что обещал…

Он вздрогнул и проснулся. В комнате стоит запах духов жены. Огляделся. Снова один.

Утром отправился в пoлицию, навестить арестованного Толика. Пoлковник объяснил, что уголовное дело заведено, и его просьба об освобождении Анатолия не может быть удовлетворена. К другу пустили.

Опустив голову сидит небритый, осунувшийся Толя. Геннадий не узнал его, как тот изменился.

— Ты прости меня! – говорит Толик, не поднимая головы, — Я только теперь всё понял, что натворил. И твою и свою семью разрушил. Юрку жалко. Как он?

— Нормально! – сухо отвечает Геннадий, — Oпeрaция прошла успешно. Идёт на поправку.

— Ну, хоть тут обошлось, — тихо сказал тот и разрыдался, — Что я наделал, Генка? Что наделал?

— Ты… – успокаивает его друг, — Я буду помогать твоим, ты не волнуйся.

Прошло три года.

Уже год, как от язвы yмер в тюрьме Анатолий. Татьяна перенесла тяжёлый инcyльт, парaлизoвана одна сторона тела.

Геннадий сразу оформил опекунство на детей yмершего друга. Он его давно простил.

К ребятам привязался, старается заменить им отца. Спустя несколько месяцев Димка и Наташа стали называть его папой. А зимой yмeрла их мать.

Золотая осень. Отец-одиночка провожает детей в школу. Они оборачиваются, машут ему руками и убегают. Теперь его жизнь наполнена смыслом — заботой о детях.

Их классная руководитель — Дина Валерьевна часто заходит в гости. Она живёт рядом, в доме напротив. Но что-то подсказывает Геннадию, что ходит она не только к детям. Геннадий давно обратил на красивую, молодую женщину внимание. Несколько раз её вечером провожал. Всё идёт к тому, что они поженятся. Жизнь продолжается.

***

Анатолий оказал Генке очень дорогую услугу. Цена ей – жизнь.

Автор: Интернет


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Дорогая услуга…»
«Подруги…»