«До чего же непредсказуема эта жизнь…»

У Сонечки новые соседи по площадке: Александр Петрович и собака Люська. Мужчине лет 60, может чуть меньше, опрятный, спокойный, ездит на кроссовере.

Люська — что-то вроде терьера, лохматая, бородатая; милейшее создание, нуждающееся в услугах парикмахера. Сонечка иногда из окна видит, как эта парочка возвращается с прогулки: хозяин идёт неспеша, Люська рядом, на коротких лапках семенит, друг на друга поглядывают, будто боятся потерять. Мужчина улыбнется — Люська от счастья подскочит, хвостиком затрясет, глазенки светятся.

Тихие соседи, ничем не беспокоят. Зато, время от времени, беспокоит женщина, пытающаяся наладить с ними кoнтакт. Появляется обычно вечером, всегда с сумкой на колёсиках, звонит, стучит, умоляет замочную скважину: Саша, открой! Ну, что ты делаешь, Саша! Ты же не сможешь без меня. Вернись домой! Ну возьми хотя бы запеканку из брокколи, Саша! Котлетки морковные, возьми!

Ни мужчина, ни собака на требования сдаться без боя за тёплые котлетки не реагируют, дверь не открывают, сидят тихо. Видимо, предлагаемые блюда у затаившегося Саши аппетита не вызывают, у Люськи — тем более. Женщина, устав громыхать многочисленными кастрюльками, уходит несолоно хлебавши, а на площадке ещё долго витает запах тушёной капусты. На несколько дней в подъезде воцаряются тишина и покой…

Однажды вечером Сонечка решила в парке прогуляться, насладиться теплой осенью. Освещённые старинными фонарями аллеи, звёздное небо, усыпанные золотом дорожки, яркие бархатцы на клумбах, в воздухе пахнет коричным печеньем. Прелестное время года, время неспешности, ожидания волшебства. Время прислушаться к себе, оценить домашнее тепло и уют, забыть о грусти погрузившись в чтение рецептов счастья — о датском хюгге. Если есть творец этой благодати, то пусть он будет здоров и счастлив, думает Сонечка, возвращаясь домой и предвкушая поздний ужин.

Во дворе, в опавших листьях, что-то увлечённо ищет Люська, Александр Петрович сидит на лавочке.

Вы, говорит, Софья Андреевна, простите нас за шум: жена никак не уймется, не верит, что я из под её контроля вышел. Раньше, пока дети с нами жили, ещё терпимо было, а сейчас спасу нет. То сел не так, то лёг не туда, не то кyпил, не то сказал. Всё не так, как она хотела. Придумала вдруг на диeту меня посадить, а я эти её биточки из кабачков видеть уже не могу. Чай без сахара, суп без соли. Пытался с ней поговорить, а в ответ: полезно, привыкнешь. Стал после работы в кафе заходить, чтобы нормально поесть, там и Люську увидел: смотрит голодными глазами, корке хлеба рада. Забрал домой. Жена в крик, истерику закатила, собака под диван забилась, еле вытащил. Разве ж это жизнь, когда мужчина в своём доме права слова не имеет? Вот мы с Люськой и ушли. Я на развод уже бумаги собрал, хочется пожить спокойно. Не поверите: вечером в эту вот, чужую квартиру, на крыльях лeчу. Сам себе хозяин. Я и готовлю неплохо, Люська подтвердит.

В первое время, как сюда переехал, такое чувство было, будто я после тяжёлых боёв выжил. Вот вы, Софья Андреевна, смеётесь, а я только здесь дышать начал и понял, что жизнь — чертовски приятная штука. Вот ведь как бывает… Доработаю до пенсии и уедем с Люськой в деревню, в родительский дом. Порядок наведём, заживём припеваючи, за грибами будем ходить, на рыбалку, рассветы встречать. Извините, задержал я вас, Софья Андреевна, спасибо, что выслушали. Доброго вечера…

… У Сонечки в квартире чисто, тихо. На кухне, в стеклянной вазе, рябиновый букет, в корзинке — румяные яблоки для варенья, на полке сохнут тарелка с чашечкой. На диване плюшевый Стефанушка в новом свитере.

Сонечка устроилась в кресле с книгой, а сама всё думает: почему люди не живут своей жизнью? Почему так самозабвенно и настойчиво лезут в чужую? Они лучше нас знают, как нам поступить, что сказать, куда пойти, поехать, что есть и что пить, а в это время проходит мимо и безвозвратно их собственная жизнь. Может потому, что своя совершенно пуста и неинтересна? Отними у них «объект для воспитания» и что останется? Стоит ли назойливо преследовать сбежавшего человека запеканками и телефонными звонками, если в это время можно бродить босиком по тёплому песку, слушать шум набегающих волн. Или валяться в снегу и делать ангелов. Смотреть на звёзды. Рисовать картину. Любоваться огнями вечернего города или закатом. Гулять в хвойном лесу, дышать густым пряным воздухом, собирать лисички, а дома пожарить их с луком и съесть с отварной картошкой. Пить капучино на открытой террасе, слушать шум дождя и думать о том, как чудесна жизнь, сколько в ней маленьких прелестей и приятностей…

Сонечка вспомнила о книге в руках, открыла на нужной странице и погрузилась в атмосферу английских деревушек: домики с соломенными крышами, на стенах плетёные горшки с цветами, сады с магнолиями, безграничные зелёные поля с пасущимися овцами…

А в соседней квартире не спится маленькой Люське. Хозяин сказал, что возьмёт её с собой, в «родительский дом» и Люська немного волнуется: какой он, этот дом, как он выглядит, чем пахнет, тепло ли там зимой, есть ли там другие собаки? Ей и сейчас хорошо живётся, неужели будет ещё лучше?

До чего же непредсказуема эта жизнь…

Автор: Gansefedern


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«До чего же непредсказуема эта жизнь…»
«Очень расслабляет подрастающее поколение…»