«Дело-то молодое…»

Гулкий голос объявил очередную посадку, несколько пассажиров встрепенулись, вслушиваясь в обрывки фраз, кто-то пошел к выходу на автобус.

Девочка лет пяти крутилась в кресле, тот прислонив голову к молодой женщине, то встав с сиденья, оглядывалась вокруг: — Хочу домой, — растягивая слова, произнес ребенок.

— Потерпи, скоро поедем к бабушке.

— Пусть бабушка к нам приедет, я домой хочу…

— Куда же это вас перед новым годом дорога позвала? — Поинтересовалась пожилая женщина, сидевшая напротив. Теплое пальто было расстегнуто, на плечах лежала шаль, волосы с проседью прибраны назад.

Молодая женщина с ребенком, которая, казалось, была занята своими мыслями, на удивление, откликнулась на вопрос. — К маме едем, здесь сто километров всего.

— А живете, по всему видно, здесь, — предположила немолодая пассажирка.

— Живем здесь, с мужем вот поругались…

— И потому из дома уезжаете. — Женщина чуть наклонилась вперед, голос стал тише. — Слушай, милая, а может и не стоит ваша ругачка, чтобы ты под новый год уезжала? А? Как сама думаешь?

— Может и не стоит, только я уже билет купила…

— Ой, подумаешь, билет, ваше дело молодое, еще все можно вспять повернуть. — Взгляд женщины стал задумчивым. — Я вот помню, полвека назад совсем молоденькая была, пошла в клуб с девчатами, а уже тогда паренек мне один нравился, но я на него и глаза боялась поднять, стеснялась. И вот стою у стеночки, даже танцевать стесняюсь, а Витя, парень, который нравился, поодаль с парнями стоит, на меня не смотрит. Мне бы подойти, да откуда же знать, что у него на уме, вдруг парни на смех поднимут.

Так бы и простояла, думая, что не замечает меня Витя. И вдруг, чувствую, кто-то рядом возле меня стоит, поворачиваюсь — а это Витя. «Семечек хочешь?» — спрашивает меня и подает на ладони горсть семечек. Мне, конечно, не до семечек тогда было, первым делом хотелось сказать: «Не хочу». Так бы и сделала. Зачем они мне эти семечки, не стала бы я их в клубе щелкать. Но тут словно кто-то другой за меня сказал: «Хочу!». И сыплет он мне эти семечки в ладонь.

Тут слово за слово, стали разговаривать, потом на улицу вышли, уже стемнело. Снежок выпал, морозно становилась, окна в домах огоньками светятся, у кого-то уже елки наряжены… В общем в тот вечер проводил меня Витя домой. И с того дня мы уже не расставались.

Молодая женщина слушала внимательно негромкий, приятный голос случайной соседки напротив и ее историю.

— А сейчас что же, вместе вы?

— Были вместе больше сорока лет… А теперь одна, дети разлетелись. Иной раз соседка приходит. — Женщина вдруг приободрилась: — Слушай, милая, плохо, когда ничего не изменишь, не вернешь с того света, а у вас-то дело молодое… Чего вам стоит помириться, вон у вас телефоны какие умные, только пальчиком коснулась, как волшебной палочкой, и уже разговариваешь. Позвони ему.

Молодая женщина отвела взгляд в сторону. — И он мог бы позвонить, но даже сообщения не отправил.

— А ты первая, в лоб не ударит.

Женщина медленно потянулась к сумочке, неуверенно достала телефон. Звонок был совсем короткий, ответили сразу. — Ну и где вы? На автовокзале? Я уже еду, никуда не уезжайте.

— Ну вот, видишь, он и сам мается, не знает, как помириться. Я же говорю: дело молодое, стоит только одуматься.

Минут через пятнадцать девочка уже обнимала папу, подхватившего дочку и дорожную сумку. — А елка?! — обхватив отца за шею, почти крикнула девочка.

— По дороге купим! Самую красивую елку!

Они шли к выходу, что-то говоря на ходу друг другу, и было видно — это семья.

«Я же говорю: дело-то молодое», — улыбнувшись, сказала сама себе пассажирка, — вот и доброе дело сделала под новый год. Не зря мне Витя мой пoкoйный говорил: «Душа у тебя добрая, кому добра пожелаешь, сбывается». — Она вздохнула, вспомнив время, когда встречала праздник с мужем. «Ничего, Витя, у меня тоже елочка, посижу немного, может Петровна придет, все хорошо, все хорошо»…

Автор: Татьяна Викторова


«Дело-то молодое…»