«Даже собаки не должны жить собачьей жизнью…»

Даже собаки не должны жить собачьей жизнью! Samurai Jack

Вот познакомьтесь, пожалуйста, это собака Боба. Боба немолод, живёт в приюте, кушает кашу, морковь, кабачок. У Бобы всё хорошо, так думают люди. Иногда с ним гуляет юноша-волонтер, который не знает, что Боба умеет мечтать, улыбаться и видит сны.

Бобе уже одиннадцать лет, он тёртый калач. Что испытал за жизнь — собачьему богу известно. Шрaмы под шерстью, в дyше и печаль в глазах. В приюте пять лет, но всё ещё верит в чудо краешком сeрдца, умело скрывая.

Боба нежный гигант, метис лабрадора.

Лежит за железной сеткой, видит высокий забор, а представляет лужайку, уютный дом и дымок из трубы. Тихий вечер, далёкие звёзды, пахнет ромашкой, в сeрдце покой, Бобу зовут на ужин. Боба спешит на зов… и скулит во сне, виляя хвостом…

Старушка Агата живёт одиноко, есть дом и лужайка. Книги, вязание, розы и флоксы, утром походы на рынок. В корзинке творог, томаты, фасоль, базилик, изюм. Готовит рагу и бульон, запеканки, биточки под сыром, к чаю печенье. Вечером ходит на пруд кормить знакомую утку Глафиру. Осенью варит варенье из сливы, яблочный джем, из тыквы печёт ароматный пирог.

В среду она надевает дорожное платье, шляпку и ботики. Едет в приют за тем, с кем можно делиться теплом и заботой, уютом, лужайкой и ужином.

Агата выбрала грустного Бобу, а ей говорят: он стaр и дни сочтены. Агата уверена, сколько бы не было лет, любовь исцеляет от одиночества, грусти и старости даже собак. Если ты стaр, это не значит, что место твое за железной сеткой.

И Боба едет домой…

Вечер прелестный; большие, умытые ангелом звёзды. Небесные феи шьют облака из батиста. Месяц на крыше с пенсне на носу читает старинные книги. Пахнет ромашкой, травой и липовым мёдом.

В доме Агата поёт романс и готовит лазанью, духовка печёт ароматный капустный пирог.

Боба лежит на лужайке, прикрыв глаза, слушает вечер. Рядом в траве считает опавшие листья ёжик, делает вид, что занят, но ждёт угощение. Агата выносит ежу половинку груши, Бобу зовёт на ужин. Боба несётся навстречу старушке, у них ритуал — обняться. Бобе уже четырнадцать лет, но для неё он любимый мальчик.

Скоро Агата, выпив мятного чая, в руки возьмёт вязание. Сытый Боба будет дремать у ног, видеть цветные сны. На приоткрытом окне ветер целует штору, слышно пыхтенье и чавканье: ёж доедает спелую грушу. Месяц на крыше отложит старинную книгу, небесные феи укроют его батистовым облаком.

Автор: Gansefedern


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Даже собаки не должны жить собачьей жизнью…»
«Красный борщ…»