«Чужими глазами…»

Макс остановил машину у ларька на автобусной остановке, выскочил под дождь, поднял воротник модной рубашки, поморщился, плюнул под ноги и направился к ларьку, на ходу доставая бумажник из заднего кармана джинсов.

Автобус остановился, бабушка в блёклом голубом платочке ожидавшая на скамеечке встала, охнула, схватилась за спину и пошла к автобусу, но в нерешительности остановилась у бордюра. Между ней и автобусом была большущая лужа.

Водитель автобуса только развёл руками и кивнул на машину Макса, мол ближе никак не подъехать, заругался. Бесполезно. Макс его не слышал, протягивал в окошечко деньги и ёжился от противных холодных капель, падающих за шиворот рубашки.

-Молодой человек… — окликнула бабушка, она всё ещё нерешительно топталась на краю лужи.

Макс оглянулся.

-Вы машину прямо на автобусной остановке поставили…

-И чо? – Макс взял две пачки сигарет, усмехнулся.

-Она мешает автобусу подъехать… — неуверенно проговорила бабушка.

-И чо дальше? – снова спросил Макс, улыбаясь всё шире, распечатал пачку, закурил. Ему уже было интересно как эта старушня будет перепрыгивать лужу. Убирать машину с дороги он не собирался.

Бабушка поохала, покачала головой, попробовала перешагнуть лужу, но неловко покачнулась, чуть не упала. Макс засмеялся.

-Издеваешься, окаянный, вот тебе бы так, поглядел бы на себя со стороны чужими глазами, сразу бы…

-Чего ты там бормочешь, ведьма старая? – Макс швырнул сигарету в лужу и плюнул под ноги.

-Окаянный, — Бабушка вздохнула тяжело и пошла прямо по луже, холодная грязная вода залила тряпочные тапочки по самую щиколотку. Охая и причитая, женщина забралась в автобус.

Макс очень медленно обошёл свою машину слушая оханье бабки и приглушённую ругань водителя автобуса, даже дождь уже не так раздражал. Максу было весело. Мелкая грязная дворняга нюхала колесо его машины, приподняла заднюю лапу.

-А ну брысь, блохастая! – заорал парень.

Собачка опасливо покосилась на Макса, пригнула лохматую голову.

-Ты чо! Вообще! – Макс махнул ногой в сторону дворняги, взвизгнул и сжался в комочек под колесом машины. Прямо в него летел ботинок, и он уже знал, что будет очень больно. Человек возвышался над ним и почему-то сердился, хотя он ничего плохого не сделал. Ботинок прилетел в живот, на полсекунды подбросив Макса в воздух. Обида и боль настигли его одновременно. Макс хотел заругаться, но получился только жалобный скулёж. Он вжался в резиновый бок колеса, поджал хвост. У него есть хвост! Макс хотел спрятаться под машиной, но человек снова размахнулся, ботинок просвистел всего в паре миллиметров от его морды. Макс бросился бежать со всех лап, в голове крутились водоворотом мысли: Больно-то как!.. За что… Как так?.. Почему… Блохи уже достали, спина чешется…Что случилось?.. Не останавливаться!.. У него теперь есть хвост… Как холодно и сыро… Есть хочется… Вот тот столб надо пометить… Откуда у него хвост?.. Он собака?.. Брюхо болит…

Водитель автобуса гневно сигналил, Макс тряхнул головой и сел в машину.

Живот болел очень, Макс ощупал себя с ног до головы, всё было как обычно. Все части тела были на месте, лишних он не обнаружил. Он снова был человеком.

Автобус медленно вырулил на дорогу. Из окна на него с осуждением смотрела старушня, которая к нему на остановке прицепилась.

-Что ещё за глюки? — Макс почесал между лопаток, блохи достали… — Стоп! Какие ещё блохи?

Макс ругнулся, завёл машину и старался никогда не вспоминать об этом случае и никогда больше не пинал собак. Вообще старался никого не обижать, но собак особенно, может потому, что сам почувствовал, как это больно и обидно, а может потому, что ему время от времени снится, что у него есть хвост.


«Чужими глазами…»