Чужая

Марина с сыном уже два года как живут одни, с мужем женщина давно развелась, ну как давно, как только у них Максимка (их сын) родился. Жили они, конечно, ещё некоторое время вместе, семью спасали, но потом все же разошлись, как в море корабли, каждый своею дорогой.

Мужа своего она ни в чем не винила, скорее, это был тот случай, когда они оба поняли, что ошиблись, поэтому видеться с отцом Марина сыну никогда не запрещала, напротив, всячески тому способствовала.

Так они и жили вдвоём, Максимка ходил в сад уже в среднюю группу, а вечерами его забирала соседка, она там уже много лет нянечкой работала, а потому сразу предложила Марине свою помощь, все равно домой идти, чего бы и мальчишку соседского заодно не забрать.

Сама Марина работала тоже неподалеку от дома, в местном приюте. По иронии судьбы в силу своих рабочих обязанностей она взаимодействовала с неблагополучными семьями, проводила беседы, всячески старалась способствовать тому, чтобы ребёнок оставался в семье и хотя это далеко не всегда удавалось, а иногда ребёнка и впрямь лучше из семьи было забрать для его же блага, тем не менее, многим семьям ей все же удалось помочь, чем она всегда и гордилась.

Наверное, именно это больше всего она и ценила в своей работе. Хотя нет…больше она все же ценила детские глаза, которые почти всегда смотрели на неё с большой надеждой, у каждого из малышей она своя, но чаще это было просто про ласковое слово, нежный взгляд и улыбку.

Марине это все давалось легко, она вообще была очень доброй женщиной, а дети это видать чувствовали, поэтому как цветы к солнцу постоянно тянулись к ней.

Вот и в этот раз к ним в детский дом попала девочка 4 лет, зовут Лерой, родители девочки часто скандалили, дочерью не занимались, как следствие, бдительные соседки нажаловались в органы опеки и теперь девочку временно определили к ним, чего там будет дальше не понятно, да вот только Лерочка как-то сразу прониклась доверием к Марине, всюду ходила за ней, ничего не говорила, просто улыбалась.

В один из дней так сложилось, что Марина забрала Лерочку к ним в гости. Они вместе приготовили обед и уже вскоре соседка привела домой Максима. Мальчик сразу ревностно отнёсся к гостье, свою маму делить с кем-то ещё он точно не собирался.

— Уйди, ты чужая. — закричал он на Леру, когда та хотела взять один из его фломастеров.

Лера сразу сжалась, как маленький котенок и обхватив тонкими ручками свои коленки, тихонько заплакала на диване.

— Малыш, разве так можно? — сразу отреагировала Марина.

— А что она? Я ей маму свою не отдам. — Максим раздул ноздри и воинствующе бросил взгляд на девочку.

Марина приподняла бровь, таким своего сына она ещё ни разу не видела. Сначала ей стало как-то не по себе от такой реакции сына, а потом на ее лице вдруг расцвела улыбка.

— Сынок, а помнишь мы как-то с тобой кормили птенчика на нашем балконе?

— Угу. — как-то с опаской кивнул сын, не понимая к чему клонит мама.

— Он потерялся, и мы ему помогли, а потом он вырос и улетел, помнишь?

Максим снова кивнул.

— Малыш, представь, если бы мы с тобой тогда ему не помогли, что с ним стало бы?

— Был бы голодный и грустный. — из-под лба пробурчал мальчик.

— Так и есть, Максимка. Птенчик бы без нас не справился. Наверное, поэтому Бог и послал его именно на наш балкон, ведь он видел какое у тебя большое и доброе сердце, правда же, сынок?

Максим тут же гордо расправил плечи и утвердительно кивнул головой.

— Вот и Лерочка, ей сейчас очень нужна наша помощь, нам ведь это не сложно, ведь правда?

Максим тяжело вздохнул и, еще немного помешкав, протянул девочке свою игрушку. Весь оставшийся день Марина наблюдала за ребятами. Максим играл в своём уголке, а Лерочка к нему старалась не лезть, сидела себе тихонько на диване и прямо до отхода ко сну что-то рисовала карандашами.

— Мама, вы куда? — зашептал спросонья, едва успев продрать свои глаза Максим.

— Малыш, я сейчас приду, отведу Леру и вернусь, тётя Тома пока с тобой побудет.

Когда Марина вернулась с работы домой, Максимка сидел за столом и, тихо сопя, что-то старательно вырисовывал.

— Мама, передай, пожалуйста, Лере. — Максимка протянул ей бережно свернутый пакетик, где лежали листок и фломастеры. Марина внимательно посмотрела на рисунок. Это был тот самый рисунок, который накануне вечером у них рисовала сама Лера, только Максимка к одиноко стоящей около бесцветного дерева девочке пририсовал маму, папу и много игрушек, раскрасив все это яркими фломастерами. У Марины защекотало в носу.

— А фломастеры? Ведь это твои любимые, сынок… — Марина удивилась. — Неужели ты хочешь их подарить Лере?

К слову, жили они скромно и фломастеры были долгожданным подарком мальчика на день рождения.

— Мам, вот ты взрослая, а такие глупые вопросы задаёшь. — мальчик разочарованно покачал головой, словно большей глупости от своей мамы он никогда и не слышал. — Лера же нам не чужая. — доказательно потряс он перед ней своими ладонями, потом пожал плечами и пошёл довольный в свою комнату.

А Марина ещё несколько секунд стояла с открытым ртом и смотрела сыну вслед.

И когда он успел у неё стать мужчиной?


Чужая