«Бывает и так…»

Муж Лены в молодости увлекался другими женщинами, но все его увлечения быстро сходили на «нет», не успевая стать достоянием общественности. Годы шли, Олег успокоился. Отъелся, облысел, обленился. А после того, как его коллега был уличён в измене и с позором выставлен из семьи, задумался: все его дамы были замужними, и если что, идти ему некуда. Наконец-то всё его внимание стало доставаться законной супруге.

Лену нельзя было назвать темпераментной — не было в ней того огня и желания, которого в избытке было у его бывших любовниц. Олег с этим давно смирился. Ему лишние потрясения ни к чему.

Летом семья жила на даче, в Купавне. Олег ездил оттуда на работу, благо, не далеко, а Лена с конца июня и до середины августа была в отпуске — она работала учителем младших классов в школе.

Дочери не любят дачу, и с каждым годом всё труднее уговорить их ехать на лето. Но и одних в квартире не оставишь — мало ли, что. Олегу тоже не нравится ездить каждый день в переполненной электричке. К тому же, ему трудно отказывать себе в благах цивилизации. Выгребная яма и компост никак не вязались у него с уютом и комфортом — а это для него превыше всех прелестей дачной жизни, вместе взятых. Но ради жены он терпит.

Зато Лена была счастлива в своём царстве гортензий и роз. Её небольшой участок, словно кусочек рая — со вкусом подобранные растения радуют глаз весь сезон. Кто бы мог подумать, что выросшая и прожившая большую часть жизни в городе Лена — прирождённый цветовод? Да и сама она многого о себе не знала.

Началось всё с того, что у дома прогнило крыльцо. Нужно было срочно менять доски, пока кто-нибудь не сломал себе ногу. Олег сразу открестился: лучше нанять плотника. Соседка по даче сказала, что в деревне есть толковый мастер на все руки, и Лена отправилась по указанному адресу.

Мужик во дворе рубил дрова. Лена осторожно приоткрыла калитку, и кашлянула.

Мужик отложил топор, и посмотрел на неё, отчего душа у неё ушла в пятки. Позже, анализируя это чувство, она ругала себя, что не развернулась и не убежала сразу. А стала лепетать (это она то, учительница c двадцатилетним стажем!) бессвязный бред о дождях, прогнивших досках и отсутствие опыта починки крыльца.

Мужик вытер лицо полотенцем, накинул клетчатую рубашку. Но его поджарый, в меру мускулистый торс отпечатался в её памяти — не развидеть. Куда там мужу с его пузцом!

Мастер сказал, что в данный момент занят — делает крышу кому-то. Но, как закончит, непременно зайдёт к ней и починит крыльцо. Она, как в тумане, назвала ему адрес и отправилась восвояси.

Вернувшись домой, она ополоснула горящее лицо. Все прочитанные в юности любовные романы вспомнились ей разом. Она сопротивлялась этому, как могла, но когда вместо обрезки пасынков своей любимицы тигровой розы, резанула по стеблю, поняла, что пропала. Не выходит из головы Данила-мастер.

Самое смешное, что мужика и впрямь звали Данилой. Лена стала наведываться в деревенский магазин, хотя необходимости в этом не было: Олег привозил продукты из города, а хлеб она пекла сама. Надеялась услышать хоть что-то о Даниле, а если повезёт — увидеть его.

Она как раз пересаживала разросшуюся хосту, когда услышала шум мотоцикла. Это был Данила. Увидев его, она извинилась, быстро забежала в дом, и выпила двойную дозу успокоительного. Чтобы голос предательски не дрожал, говорить решила только в случае крайней необходимости.

-Красота тут у вас! — оглядываясь по сторонам, сказал Данила. — Это вы сами?

-Cама! А вы любите розы? — не удержавшись, спросила она.

-Честно говоря, я не разбираюсь в этом. Жена разбиралась. — он вмиг посмурнел, и поэтому не заметил, как побледнела Лена при слове «жена».

Он осмотрел крыльцо, достал рулетку, измерил, записал, и попрощавшись до завтра, уехал.

Следующим днём была суббота, и муж был дома. Это её злило. Когда приехал Данила, выгрузил материал и принялся за работу, муж сидел в беседке и громко размешивал ложечкой сахар в чае.

-Не стучи, неприлично! — сделала она ему замечание.

-Чего? — не понял муж, но увидев, как жена смотрит на сильную спину мастера, сказал:

-Перед кем, мон шер, неприлично, с каких это пор?

Не сказав ни слова, она пошла к своим розам. И предалась мечтам, героем которых был отнюдь не муж.

Когда крыльцо была закончено, Данила поискал её глазами, но она не вышла. Олег расплатился с ним за работу, и он уехал. И тут она заплакала. Ночью муж хотел приласкать её, но она резко пресекла все поползновения.

-Ты что, влюбилась? — усмехнувшись, спросил муж. — Я видел, как ты смотрела на этого деревенского олуха. — Хочешь его?

-Ничего подобного! Просто голова болит! — отрезала она, и отвернулась.

Олег не оставил посягательств. После, откинувшись на подушки, сказал:

-Нет в тебе огня. Найти, что ли, любовницу себе.

-Найди! Найди! — неожиданно горячо сказала она. — а меня оставь в покое! Пожалуйста!

Муж cчёл за благо не продолжать, а утром, за завтраком, вёл себя весело и непринуждённо, словно и не было разговора. Они гуляли по лесу, ездили с девочками на велосипедах на озеро. Олег шутил, девочки смеялись — но отвечавшая невпопад Лена выдавала себя с головой.

В понедельник муж уехал на работу, а она сидела с книгой на качелях. Делать ничего не хотелось. Как вдруг ей показалось: что-то блеснуло в траве. Она подошла и увидела недалеко от крыльца, под жимолостью, блестел инструмент. Его уровень! Как он мог забыть? А вдруг он нарочно?

Полчаса она сидела перед зеркалом, но стрелки никак не выходили идеальными. Наконец, накрасившись, она облачилась в любимый сарафан, выгодно подчеркивающий достоинства её фигуры, и пошла в деревню.

По дороге бес нашёптывал ей: «сейчас или никогда»! «жизнь прошла, а ты не познала, что такое настоящая страсть». Шаг её становился уверенней и быстрее. Остановившись у знакомой калитки она была полна решимости.

Калитка была прикрыта, но Лена зашла внутрь. Непонятно откуда, выскочил пёс и зарычал на неё.

-Каир, на место! — услышала она ребячий голос. На неё смотрел мальчик лет десяти, очень похожий на Данилу.

-Здравствуй! — сказала Лена.

-Здравствуйте! А папа уехал в Старово, на объект! — по-деловому сказал паренёк.

-Ясно. А мама дома?

-Моя мама yмeрла! — мальчик повернулся, чтобы уйти, но Лена остановила его.

-Прости, я не знала! — искренне сказала она.- Как тебя зовут?

-Андрей.

-Ты учишься? — cпросила она. Слово за слово, она разговорила его. Учительский опыт помог. Через полчаса они стали лучшими друзьями, но уровень так и остался лежать у неё в сумке.

-Ох! — натурально сыграла она. — Я ведь шла, чтобы уровень твоему папе вернуть, и забыла его дома, представляешь!

-Я скажу ему, что вы приходили — кивнул Андрей.

Весь следующий день она ждала Данилу, но он не приехал. Прошла среда, минул четверг, но мастера всё не было.

Дура я, размечталась! Купил он себе новый уровень, а про меня и не думал никогда! — с тоской думала она.

Но в пятницу она услышала рокот мотора.

-Я… сейчас! — она побежала за уровнем, но его не оказалось на месте. Куда подевался? От обиды у неё выступили слёзы. Что он подумает?

-Она вышла к нему, и глупо улыбаясь, сказала:

-Знаете, Данила, не могу найти ваш инструмент. Только что был, и вдруг исчез.

Он внимательно посмотрел на неё и сказал:

-Я не за тем приехал.

Он подошёл так близко, что она почувствовала тепло и запах его кожи. Она дрожала всем телом, когда он ребром ладони убрал с её лица непослушный локон. Она размякла и несомненно упала бы, если бы он вовремя её не подхватил.

-Зачем? — прошептал он.

-Затем! — она прижалась к нему дрожащим телом. Он также, как и она хотел её, в этом не было сомнений.

Но вместо того, чтобы взять её прямо здесь, среди кусов гортензий и японской спиреи, он мягко отстранился.

-Нет. — тяжело дыша, он отошел на безопасное расстояние.

-Почему? — едва не плача, спросила она.

Они стояли у беседки, он гладил её руки и успокаивал. Говорил что-то про бесперспективность их отношений. Про то, что мать Андрея не yмeрла, а сбежала в город, к любовнику. Что он не хочет такой судьбы для её дочек, и многое другое.

Она понимала его правоту, но ей хотелось кричать от боли.

Наступила осень. Лена вернулась в город, к своим ученикам, и почти забыла о Даниле-мастере. А следующим летом узнала, что он женился на вдове с ребенком. Эта весть её не сильно огорчила, как не странно.

Встречая мастера на улице, она больше не чувствует трепета. Она так благодарна ему, что он не воспользовался её временным помешательством! Какой пример она подала бы своим девочкам? От одной этой мысли ей становится плохо.

А уровнем пользуется Олег, который теперь старается всё делать сам, не прибегая к посторонней помощи. Получается не очень, но он только в начале пути.


«Бывает и так…»