«Будет мне урок…»

Замуж вышла почти в тридцать лет, имея небольшое приданое — комнату в двухкомнатной коммунальной квартире. Купила сама, единственное — мама была поручителем по потребительскому кредиту, но я всё выплатила самостоятельно, без задержек и долгов. С соседкой дружим, около двух лет назад она переехала к своему парню, недавно они поженились, её комната пустует.

Мой муж ничего не нажил, хотя мог бы, раз я смогла. Да даже такую же комнатушку, и то вперёд. Когда мы с Васей только начали жить вместе у меня, то обсудили квартирный вопрос, нашли для себя два варианта: или потом выкупим комнату у соседки, или продадим мою комнату и возьмём ипотеку. Первый вариант устраивал меня больше.

Копить деньги у мужа не получалось, он не транжира, но его мама вечно вся в долгах, Вася ей помогал. Получается, что помогал в ущерб нашей семье.

Полтора года назад не стало Васиного родного папы, от него осталась квартира. Наследниками стали последняя жена отца и ещё трое его детей от двух предыдущих браков. После положенного срока вдова выкупила доли, Васе досталось четыреста тысяч рублей.

Казалось бы, часть денег на выкуп комнаты есть, дело за малым: взять недостающую сумму в банке и обрадовать собственницу второй комнаты. Но Вася неожиданно передумал: его мать предложила «идеальный» вариант, который мне даже обсуждать не хотелось.

Я стояла на своём, на выкупе комнаты. Во-первых, цена. Если сложить те деньги, которые я заплатила, с ценой, обозначенной соседкой, то получилась бы стоимость однокомнатной квартиры, так что по деньгам это очень выигрышный вариант. Во-вторых, сама квартира очень уютная и тёплая, хорошие соседи, рядом садики и школа. В-третьих, дети. Пора. Давно пора. Но рожать в коммунальной квартире — увольте. Адекватная соседка, появляющаяся дома раз в несколько месяцев — относительно временное явление, а если будет новый собственник? Или в комнате поселятся арендаторы?

Вася не успокоился, всё больше настаивал на предложении его мамы. Суть его в следующем:

У неё есть двухкомнатная квартира, у нас — комната и четыреста тысяч, надо просто поменяться. Деньги бы ушли на уплату долгов, а в комнате она прекрасно бы жила. Комнату, чтобы не платить налог, я должна была подарить мужу, а уже он — маме. Мы с Васей перебрались бы в её двушку. Никаких продаж, покупок и кредитов. Идеально, если бы не одна важная деталь: квартиру мама подарила бы Васе. Только Васе. Как вам?

Получилось бы, что в их семье, в случае развода, осталось бы всё: деньги, которые наследство мужа, моя комната и квартира свекрови. А я пошла бы на вокзал.

В качестве альтернативы я им предложила, чтобы половина квартиры была оформлена на меня. Или хотя бы был не договор дарения, а купли-продажи, чтобы в случае развода у меня хоть что-то было. На что мне было сказано, что таких меркантильных особ они никогда не видали.

Мой окончательный отказ от такого варианта расширения жилья стал концом нашей с Васей семейной жизни. Всё, развод. Вася сказал, что не может жить с женщиной, которая ему не доверяет: он бы точно со мной никогда-никогда не развёлся, а если бы и развёлся, то не выгнал бы, а если бы и выгнал, то забрал бы маму обратно к себе, а мне они бы разрешили пожить в моей бывшей комнате. Всё продумали, да?

Решила, что после официального развода возьму ипотеку, всё-таки выкуплю у соседки комнату. Ребёнка рожу. На крайний случай, можно будет с малышом к маме перебраться, квартиру целиком сдать, ипотеку гасить. Мама не против, мы уже всё обсудили.

Так мечтала о семье и детях, что выскочила замуж за кого попало, не обращая внимания ни на что. А ведь Вася и до свадьбы таким был, плясал под дудку хитрой матери. На что надеялась? Сейчас понимаю, что сама дура. Будет мне урок.

Записано со слов Леси Н.


«Будет мне урок…»