«Береженого, как говорится, Бог бережет!..»

Прохожие с удивлением смотрели на высокого здорового мужчину, который метался по улице с криком: «Ладошка! Ладошка, ты где?». Две девушки хихикнули со словами: «Ладошки на месте, чего он так всполошился?».

Однако на их слова, хоть и громко сказанные, он даже внимания не обратил. Лишь бессильно опустился на лавочку, ноги не держали. Проходящая мимо женщина участливо остановилась со словами: «У вас что-то случилось?». А он даже ответить не мог. Мысль о том, что где-то сейчас в одиночку ходит маленькое и столь любимое им создание, приводила в полнейшую панику.

Двумя часами раньше супруга мужчины, Оля, решила прогуляться до своей подруги Светы. Отдать вещи, из которых выросла их дочка Мила.

С собой она по привычке взяла микро-пуделя Ладошку. Собачка была шоколадной и смешной. Маленькая, забавная, ласкуша. Мужу Ольги, Алексею, Ладошку подарил отец. Теперь его не стало и всю любовь, что осталась, Алексей перенес на собаку. Назвали так потому, что совсем крохотуля была. Пусть другим это казалось глупым. Но здоровый мужчина словно видел в песике своего папу. Это была будто связующая нить, которая связывала его с отцом. Ольга подшучивала и говорила, что надо было более мощную породу завести, себе под стать.

— Ну смешно же. Ты под два метра ростом, такие мужики обычно с овчарками идут или еще с кем. А у тебя такое чудо! Прямо на контрасте гуляете. Наверное, кому-то весело становится сразу, глядя на вас, — говорила она.

Впрочем, Ладошку тоже обожала. И никто не смеялся, конечно. Наоборот, было что-то трогательное в такой любви.

Спала Ладошка на подушке рядом с хозяином. И как тень ходила за ним по квартире. Как бы не был расстроен или загружен мужчина, стоило ему увидеть собачку — и хорошее настроение вмиг возвращалось. Он и спешил всегда домой. Как отмечал — к своим трем девочкам: жене, дочке и Ладошке.

А Ольга жила в мире, где все хорошо. Где о ней заботится муж и все вокруг казалось таким радужным. Вот тогда-то она и забыла о главном — думать побольше о безопасности дорогих созданий.

Подруга Света жила на первом этаже. Малышка Мила спала в коляске. Посмотрев на Ладошку, Ольга привязала ее к коляске. И взяв пакет, ушла в подъезд.

— Сторожи Милочку! Мама через пять минут придет! — проворковала она и ушла.

Только вот в этот день подруга Света купила себе новую шубку — зима скоро. И Оля принялась ее разглядывать, тут еще духи подружка показала.

— Свет, так коляска как? Нормально? — спросила Ольга.

— Да конечно. Вон, под окном. Я ж смотрю боковым зрением! — отозвалась подруга.

Вместо пяти минут прошло почти 20. Ольга вышла. Привычно глянула внутрь — Милочка спала. Опустила глаза вниз и почувствовала, как холодный, липкий страх ползет внутри. Ладошки не было.

— Света! Света! — закричала молодая женщина.

Подруга выбежала в одном халате и в шлепках.

— Ты что кричишь? Мила как? Я же смотрела! — схватила она Ольгу за плечи.

А та все плакала и шептала про Ладошку.

— Слушай… А собаки-то не было уже, когда я выглядывала! А ты что не сказала мне, что с собой ее взяла? Надо было тебе ее сюда занести! Ты ж ее всегда на руках носишь! — покачала головой Света.

— Да я думала, на пять минут. Что ж могло случиться-то. Я бы и вышла быстро, если бы не ты со своей шубой и духами! — зарыдала Ольга.

— Нормально вообще! Я ж еще и виновата. Сама бы своей головой думала, — обиделась подруга.

Коляску с Милой занесли внутрь. Ольга принялась бегать вдоль домов. Поиски результата не дали. И тогда она, вздохнув, набрала номер мужа.

Тот примчался в рекордные сроки. Света, высунувшись их окна, наблюдала за бурным объяснением супругов.

— Я Ладошку к коляске привязала и на 5 минут ушла, а она исчезла, — хлюпала носом Ольга.

— А Мила? Где была дочь? — провел по лицу, словно смахивая что-то, Алексей.

— Спала. Тоже тут, в коляске, на свежем воздухе, — ответила жена.

— На свежем воздухе? Да как ты могла двух беспомощных оставить на улице? Где была твоя голова, а? — почти застонал мужчина.

— Но… А что такого? Все оставляют коляски у магазинов, аптек. Если надо куда-то забежать, — принялась оправдываться Ольга.

— Все? Да мне дела нет до всех! Запомни, ты в последний раз это сделала! Еще раз оставишь дочь на улице в коляске, я тебя… Да ты глаза-то разуй, Оля! Сколько неадекватов ходит. Ты же не знаешь, что у человека на уме. Маленькая собачка и младенец! Одни! Без взрослого рядом, ты что натворила, Оля! — стукнул рукой по машине Алексей.

Видимо, до Ольги начало доходить. Кто мог исчезнуть еще вместе с Ладошкой. И она заплакала навзрыд, повторяя, что больше никогда так не сделает, просила прощения. Обещала. И тут же выдавила из себя, что не пять минут прошло. А куда больше…

— Так, иди давай. К своей подруге. Дочка, наверное, проснулась уже. Ты так орешь, что все из окон повысовывались, — Алексей подтолкнул жену к подъезду.

— А ты? — беспомощно оглянулась она.

— Я землю переверну. Но найду ее. Если что — вознаграждение напишу. Такое, что никто не откажется. Я верну. Отыщу. Все, иди, — и Алексей побежал по дорожке.

Он спрашивал всех. Описывая комбинезончик Ладошки. Ее. Люди лишь отрицательно качали головой.

— Прости, папа. Не уберег твой подарок. Но я найду. Ты слышишь? — глядя на небо, проговорил Алексей.

И вот он без сил сел на лавочку. Чувствуя, что надежда почти готова испариться. И мысленно молил о том, чтобы Ладошка нашлась. Тогда-то его и спросила, что случилось, незнакомка.

Алексей протянул телефон, где было фото Ладошки. И почти не думая ни о чем, спросил:

— Не видели?

— Да, видела, — протерев очки, отозвалась женщина.

— Что? Где? Когда? Это очень важно, скажите, умоляю! — вскочил он на ноги.

— Да минут 10 назад. Подростки шли. И эту собачку вели. Она еще упиралась. Они ее потом на руки взяли. Вон там, за теми домами! — отозвалась незнакомка.

Не разбирая дороги, Алексей ринулся туда. И почти выбежал на Ладошку. Она возле чужого подъезда сидела, втянув голову. И тряслась. Одна. Схватил на руки. Стал целовать. Ладошка фыркала и облизывала его, что есть мочи. А он заплакал. Как мальчишка.

И снова вскинул голову вверх со словами:

— Спасибо, папа. Что помог отыскать, я знаю, помог. Этого больше не повторится, обещаю.

Тут старушка остановилась. Она как раз прогуливалась. И рассказала, что собачку-то вроде бы как кто-то из подростков себе взять хотел. Она разговор слышала. Позвонил, а родители не разрешили. Ну, они ее тут оставили да дальше пошли.

— Вот ведь. Нет, чтобы на место вернуть. И зачем брать-то? Ладно бы бездомная бегала, спасли бы хоть животинку. А тут хозяйская. Что за народ! — принялась причитать бабушка.

Алексей шел назад. Ладошка спала за пазухой. Возле подъезда подружки с дочерью на руках стояла заплаканная Ольга. Он издалека показал ей Ладошку. Жена кивнула и снова залилась слезами. Подошел ближе.

— Лешенька… Прости. Никогда больше. Ни Милу, ни ее. Как так вышло-то? Что же я наделала! — Ольга уткнулась в его плечо и поцеловала Ладошку в носик.

Милочка тянула руки к отцу и улыбалась.

Он обнял всех сразу. Еще раз мысленно поблагодарив небеса, что все так хорошо закончилось. А ведь могло бы быть иначе. Все дружно отправились домой. Где Ладошка, накормленная и укутанная, уснула сразу же на руках хозяина.

… — Девушка! Охота вам коляску с собой затаскивать в магазин? Я вот всегда оставляю. Так-то камеры стоят, — обратилась к Ольге женщина в светлом пальто спустя неделю.

Рядом с ней крутился белоснежный шпиц.

Ольга, сдув упавшую на лицо прядь, и посмотрев на Ладошку, которая тоже примостилась в коляске, где была Милочка, вздохнула и пересказала свою историю.

Она уже почти зашла в магазин. Обернулась. И увидела, как женщина в светлом пальто тоже тащит ребенка и собаку с собой, приговаривая вслух:

— И правда. Чего это я. Пошли со мной, Витюшка! И ты со мной тоже, Феша. Сейчас я тебя тоже в коляску как-нибудь упихаю. Ишь ты, что делается. А ведь и не подумаешь! Нельзя расслабляться-то. Береженого, как говорится, Бог бережет!

Автор: #Татьяна_Пахоменко


«Береженого, как говорится, Бог бережет!..»