«Бабушки в детстве это целый мир…»

В нашем подъезде жили две бабуси, сестры Дуся и Зоя.

В детстве нас с братом родители оставляли у них под присмотром, когда уходили в гости.

Маленькая я была привязана к маме и с чужими не соглашалась оставаться. Надо было пойти на невероятные уловки, уговоры и обещания, чтобы я со скорбным видом и душевными терзаниями согласилась остаться на попечении стареньких «нянечек».

Часто забирали нас поздней ночью, спящих. И если я просыпалась на руках у отца, переносившего меня в нашу квартиру со второго этажа, испытывала простое детское счастье и умиротворение: ссылка закончилась, и я снова буду дома.

Однако, став чуть постарше, я очень сдружилась с этими соседками и с радостью бегала к ним в гости. Прибегала зачастую без обуви, на цыпочках перепрыгивая через две ступеньки, чтоб меньше запачкать носки. Долго стучала в дверь. Слышны были глухие шаркающие шаги, но дверь никогда не открывали сразу. Бабуси всегда чего-то боялись; услышав мой голос, переспрашивали, точно ли это я пришла.

Обе малограмотные, родившиеся до вoйны в маленькой глухой деревушке, с нелепыми предрассудками, простым говором, они были по-своему милы, хотя часто ссорились между собой. С чего начинались все их перебранки, понять было трудно. Наверное, цеплялись друг к дружке от скуки и однообразной жизни, но это был их ежедневный досуг, слышимый всем соседям.

Вздорили, конечно, по пустякам.

Жили они, как и мы, в двушке, но делили на двоих комнату поменьше, вход в большую комнату для них был под строгим запретом. У Зои была дочь Светка, для нее и берегли «хоромы».

Света отучилась в школе, закончила ПТУ, вышла замуж и уехала в город. Навещала своих старушек редко, разговаривала с ними свысока и с усмешкой, но они этого не замечали. Для них приезд Светки был праздником.

Всегда скучали по Свете и ждали ее приезда каждые выходные, просиживая дни у окна. Чаще всего ожидание было напрасным, Света крутилась в городе и все реже находила время навестить своих старух.

Маленькая тесная комнатка квартиры была разделена вдоль домотканной излинявшей дорожкой, на чужую территорию старушки не заходили, стараясь не нарушать личное пространство.

Евдокия — старшая сестра, была доброй, аккуратной, простодушной домоседкой, любила рассказывать о своей жизни, как она выражалась, «покалякать». Наблюдала мир через немытое, сквозившее окошко, зимой заложенное тряпьем и подушками, выходившее во двор нашего дома.

Беспорядок не любила, одевалась бедно, старомодно, но чистенько.

Дуся часто рассказывала о своем женихе, правда, замуж она так и не вышла.

Именно она заботилась о нас, маленьких, отдавая всю нерастраченную любовь, не испытав в своей долгой жизни счастья материнства. Умела утешить, пожалеть и приласкать, тревога из-за отсутствия мамы проходила. И спать укладывала в свою постель, и много-много сказок рассказывала, и пряниками угощала, и карамелькой, с ней было уютно и спокойно…

Зойка, напротив, была грубоватая, недальновидная и ушлая. В отличие от домашней Дуси, любила прогуляться на станцию, узнать сплетни и новости поселка, а потом пересказать их дальше, добавив свои подробности, разглядев в них логичное сочетание с ранее полученной информацией. Зоя не видела ничего зазорного в посещении всех поминок, проходивших в единственной столовой «на химике», поминая усопшего, пусть даже и незнакомого. Она любила поесть, и, несомненно, видела в этом не только гастрономическое удовольствие, но и экономическую выгоду.

Зоя — полная противоположность Дусе, была не очень аккуратна, одевалась многослойно, могла накутать несколько платков, а под кофту надеть еще кофту и платье, и рубаху. Дома на ногах носила валенки — меня это удивляло — как это летом мерзнут ноги?

Ее постель напоминала гнездо, несколько одеял и подушек всегда были не заправлены как следует. Это был ее маленький личный островок, к которому Дусе подходить не разрешалось. В свою очередь Зоя не посягала на Дусину половину.

Питание у сестер было простым и раздельным, в том плане, что готовили они раздельно друг от друга. Продукты покупали каждая себе, а выращенные на убогом, неплодородном участке дохлые овощи делили сразу там же, на неудобренной земле. То, что повкуснее, купленные в магазине колбасу или сладости, прятали в свои укромные места: Дуся — в запираемую на ключ кладовочку, а Зоя — в «гнездо», в свою койку.

Из маленькой кладовочки в стенной нише Дуся угощала нас то печеньем, то пряником, старательно прикрывая своим телом открытую дверцу шкафчика от детских любопытных глаз. Достав угощение, закрывала створку на замочек.

Все самое дорогое Зоя прятала у себя в постели, рассовывая под подушки, перины и матрасы — от документов и кошелька, до колбасы и пряников. Зоя не угощала нас сладостями, а на Дусин укор в том, что ей жалко для детей, становилась напыщенной и отвечала коротко и категорично, — «Ничего нет!»

С малого детства я называла их просто по именам — Дуся и Зоя, они не обижались, просто так сложилось. Мне было интересно слышать их деревенский говор. Когда Дуся говорила, что Зойка ушла на станцию в мага́зин, я заливалась смехом!

Еще Дуся знала один анекдот и часто его рассказывала, любила и послушать, и порасспрашивать, а удивившись рассказанному, всегда восклицала протяжно — « А, ба-а-а!»

Бывало, я сочиняла для них какие-то небылицы, а они верили.

У них не было телевизора, телефона и прочей техники. Они не могли читать книги, потому что читали очень плохо. Дуся всю жизнь проработала дояркой, Зоя — уборщицей на хлебозаводе.

Из общих дел у них был огородик и заготовка дров на зиму. У них был котелок дровяной для отопления, в общем-то и весь дом отапливался так. Центрального отопления не было. Эти две хитрюги из года в год проделывали трюк — нанимали работника для распиловки горбыля, а по завершению работы, каждая отказывалась платить, ссылаясь друг на дружку. Во дворе устраивалась перебранка, в которой ни одна другой не уступала. В итоге и дрова распилены и деньги целы. А что было с них взять работнику?

Из квартиры они съехали незаметно, Света продала квартиру и забрала их к себе в город. Хоромы, что они берегли, Светке так и не пригодились. Последние свои дни они прожили со своей одной на двоих дочкой, со Светкой.

Всю жизнь я вспоминаю их как своих родных, так хочется вернуть детство и на цыпочках прибежать к ним в гости, и «покалякать» обо всем, как говорила Дуся.

Автор: #Елена_Иниетулина


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Бабушки в детстве это целый мир…»
«Но молодой матери почему-то никто не поверил…»