«Люстра…»

— Подпишите, пожалуйста, акт выполненных работ, — дрожащей от усталости рукой Миша протянул бумаги.

— А ты что, уже всё сделал? — с вызовом спросил хозяин квартиры —здоровый как тот зеркальный шкаф, что Миша двигал по комнате в одиночку.

— Да. Провода уложены, к автоматам подключены, штробы зашпаклеваны, — он ещё раз бегло оглядел комнату и коридор, чтобы убедиться, что ничего не пропустил. Проводка была в стенах, все автоматы подключены и подписаны, розетки и выключатели — на отмеченных местах.

— А люстра? — указал взглядом клиент на большую коробку, лежащую в углу.

— Люстра в стоимость оплаченных услуг не входит.

— В смысле «не входит»? — голосовые вибрации клиента были такими сильными, что стеклопакеты занялись дрожью.

Обливающийся потом Миша достал из внутреннего кармана бумажку с заказом клиента и начал зачитывать перечень работ.

— Ты эту бумажку можешь себе в зaдницy засунуть. Пока люстру не повесишь, я тебе ничего не подпишу!

Миша сделал протяжный вздох, колени его предательски задрожали, а во рту появилась такая сухость, что голос стал тихим и совершенно бесцветным.

— Сборка, монтаж и подключение люстры — это отдельная услуга. Эта работа требует времени. В счёте её нет. Вы будете её оплачивать?

— Ты хочешь сказать, что просто уйдёшь и оставишь меня без света?! — напряжение в словах клиента нарастало, голос приобретал физическую форму, превращался в хлыст, от которого щуплому, обессилевшему от работы, Мише хотелось забиться в угол.

— Вы будете оплачи…?

— Я ни xрenа тебе оплачивать не буду! А люстру ты повесишь.

Миша украдкой глянул на свой телефон с треснутым экраном. На часах было десять вечера, на дворе суббота. Делать нечего. Если клиент не подпишет бумаги, работа не будет считаться принятой, контора не заплатит Мише деньги. Начнутся долгие разбирательства, а у него крeдит, сына в школу собирать, оплачивать коммуналку. Он опустил на пол чемодан с перфоратором внутри, достал из лежащей на полу сумки отвёртки, подошёл к коробке с люстрой и распаковал её.

Внутри лежало что-то жутко дорогое и совершенно не поддающееся пониманию — как картины Босха. Инструкция представляла собой небольшой томик на английском, шведском и китайском языках.

Миша сделал первое, в чём был совершенно уверен: просверлил дырку в потолке и вкрутил анкерный болт. Дальше начались танцы с бубном, молитвы и невидимые слёзы, которые капали внутри мастера. Он молча собирал люстру три часа и всё это время в его голове звучала одна и та же мысль: «ненавижу эту работу, будь проклята эта люстра, ненавижу эту работу, будь проклята эта люстра, ненавижу…».

В конечном итоге композиция выглядела очень красиво и современно, правда, светила как-то тускло.

— А чего света так мало? — удивился клиент.

— Понятия не имею. Это же ваша люстра, — еле слышно произнёс Миша, собирая инструмент.

— Может провода слабые? Электричества мало выдают? Вы, наверняка, покупаете самые дешёвые, а всучиваете как дорогие, — выплевывал клиент слова, пропитанные презрением.

Миша умоляюще посмотрел на него.

Акты были подписаны в половине третьего ночи, когда хозяин проверил каждую розетку, каждый автомат и каждый выключатель по три раза. Перед уходом Миша случайно наступил ему на ногу.

— Ц, — досадливо цыкнул клиент, глядя на белый след, оставленный на начищенных до блеска туфлях.

— Извините, — устало буркнул Миша.

В этот момент люстра как будто стала гореть чуточку ярче.

— Вали уже, — указал хозяин квартиры на дверь, и Миша свалил.

Семья придирчивого клиента въехала в квартиру через неделю. Молодая жена первым делом оценила люстру. Она была вишенкой на этом торте, испечённом из современного ремонта и дорогой мебели.

— Нравится? — гордо улыбаясь, спросил мужчина.

— Очень.

Затем она походила по комнате, зашла на кухню и в санузел. На протяжении всего обхода девушка не снимала пальто.

— Слушай, а когда тут отопление дадут? — спросила она между делом.

— Так дали же, неделю назад, — он подошёл к батарее и, дотронувшись рукой, резко отдернул её, обжёгшись.

— Да? А так холодно, я аж дрожу, — она потёрла свои плечи.

— Это просто от шока, — улыбнулся мужчина.

В квартире было в этот момент очень светло. Люстра, кажется, начала работать на полную мощь.

Через неделю он и сам почувствовал, что климат в квартире далёк от комфортного и решил нанести визит в управляющую компанию. Те проверили показатели, сделали расчёт по метражу квартиры и заявили, что температура должна достигать тридцати градусов.

— Впору окна открывать, — отшутился председатель, после того как лично пришёл с термометром для проверки.

Хозяин скрипнул зубами, но не смог больше ничего предъявить, лишь на прощание что-то буркнул о бардаке.

Постепенно жильцы привыкли ходить дома в шерстяных носках и кофтах. Жена, правда, постоянно находилась в состоянии какого-то недуга: то зубы у неё разболятся, то температура под вечер пробьёт отметку в тридцать восемь, то волосы начнут выпадать, забивая слив в ванной. Муж тоже чувствовал дискомфорт: внезапно вылез геморрой, по ночам стал мучить гастрит, да и зрение, кажется, начало подводить. Но он держал это всё в себе.

Со временем он стал замечать, что в момент какой-либо неприятности их квартира буквально сияла, словно залитая солнцем, и это жутко раздражало. Люстра горела так ярко, что глаза начинали болеть. Приходилось её выключать и сидеть в темноте. Он даже сменил лампочки на более тусклые, но и это не помогало.

Как-то днём из-за плохого самочувствия он работал из дома. Это был день важной сделки, и мужчина занимался ею по телефону. В пиковый момент, когда всё начало идти не по плану, и заказчик стал «включать заднюю», лампочки на люстре ярко вспыхнули. Хозяин, продолжая разговор, подошёл к выключателю и несколько раз щёлкнул им, но люстра продолжала сиять.

Чем больше заказчик в телефоне «закручивал гайки», тем ярче становился свет в квартире, словно он управлял им с той стороны линии. В решающий момент, когда сделка окончательно срывалась, словно рекордный окунь с крючка, энергосберегающие лампочки начали взрываться как новогодние хлопушки и осыпаться на пол горячим стеклом. Мужчина отпрыгнул в угол испуганной кошкой и сидел там около сорока минут в полной темноте, пока с работы не пришла его супруга.

― Может нам выкинуть эту люстру? ― спросила она у мужа на кухне.

― Да она стоит, как половина мебели!

― Ты видел, какие счета пришли за электричества?! Словно мы целую улицу освещаем. Мне не по себе от неё. Какое-то чувство, словно она вытягивает из меня жизненные силы и удачу, ― женщина говорила, а её голос дрожал. Мужчина смотрел в её глаза, обведённые чёрными кругами, трогал взглядом новые морщинки на молодом лице жены и понимал, что сам чувствует то же самое.

― Я поставлю самые дорогие лампочки и всё будет нормально.

Она тяжело вздохнула:

― Не будет.

― Тогда я приглашу сюда этого yрoда, что вешал нам её, и спрошу, что он думает по этому поводу! Наверняка он что-то подкрутил в щитке.

Она пожала плечами и ушла из дома. Она теперь старалась приходить лишь ближе к ночи, находя предлоги задержаться на работе.

― Алло! Ваша фирма мне электрику делала, ― он назвал адрес, ― пришлите мастера, который здесь работал.

― А он уволился, ― сообщил менеджер.

― Как уволился? Дайте его номер.

― Извините, не можем.

В итоге, ничего не добившись, мужчина пригласил электрика из управляющей компании. Тот проверил всю квартиру, но лишь развёл руками ― всё в порядке.

Прошло полгода. Жена исхудала, стала чаще оставаться у тёщи. Сам мужчина закрыл бизнес, устроился руководителем в какую-то шарашкину контору, где постоянно задерживали зарплату и нагружали работой. Дома всегда стоял холод, белые стены удручали, казались решётками камеры.

В какой-то момент всё стало невыносимым, особенно этот раздражающий яркий свет. Однажды, когда мужчина обнаружил, что потерял кошелек со всей снятой с банковской карты наличкой, а люстра издевательски сияла, как новогодняя ёлка, он сорвал её с потолка и швырнул в стену, но она продолжала сиять. Тогда он раздавил ногами все лампочки, но в ответ загорелся каркас. Он начал кричать и ломать конструкцию. Чем сильней он выходил из себя, тем ярче становилось в комнате. В какой-то момент сами стены начали излучать свет. Тогда мужчина впервые схватил в руки молоток и принялся разбивать их, разыскивая замурованные провода. Он вырвал их все до одного, но квартира продолжала сверкать.

Обессиленный, он схватил дрожащим руками телефон и начал искать номер того мастера, что делал ему проводку. Он обзвонил десятки номеров прежде, чем нашел нужный.

― Приди, прошу, сделай что-нибудь, ― мычал он в трубку.

― Я больше там не работаю, ― легко ответил Миша.

― Плевать! Я заплачу любые деньги. Только сделай так, чтобы свет перестал гореть!

Электрик помолчал некоторое время, а потом удивленно ответил:

― Хорошо.

Когда он пришёл по знакомом адресу и застал совершенно разбитую квартиру и точно такого же разбитого хозяина, то был немного шокирован. Клиент с заплаканными глазами буквально совал деньги электрику, чтобы тот начал работать. Миша заменил все провода, розетки и выключатели и за отдельную плату, как на том настоял хозяин, повесил всего одну лампочку — прямо так, на проводе.

― А тускло не будет?

― Ничего-ничего. Пусть будет.

Перед уходом мастер услышал тихое искреннее: «Спасибо».

― Вам спасибо, ― усмехнулся он, засовывая деньги в бумажник, ― если бы не ваш заказ тогда, я бы никогда не уволился с этой чёртовой работы. Теперь работаю на себя, беру предоплату. Если чувствую, что клиент неадекватный, разворачиваюсь ещё в момент подписания договора.

― Ясно! Надеюсь, что теперь всё будет хорошо. И простите меня за прошлый раз.

― Принято.

Миша вышел в коридор, абсолютно поражённый произошедшим. Он, разумеется, не поверил рассказу мужчины о люстре и решил, что тот просто тронулся рассудком после потери бизнеса. На всякий случай он подошёл к щитку на этаже, из которого шёл вводной кабель в квартиру и удивился еще больше: всё это время рычажок главного автомата был опущен. Он забыл его поднять в прошлый раз, да так и ушёл. В квартиру всё это время не подавался ток.

Автор: Александр Райн


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Люстра…»
«Звездочка…»