«Морозы стукнули…»

Морозы стукнули…Так себе по сибирским меркам – всего лишь минус 30 по Цельсию.Но осень баловала до последнего. А тут раз – мороз. И мы раз – сразу и замерзли.

А я другой мороз помню. Не поверите, минус 50, все по тому же Цельсию!..

Даже для нашей Хакасии и то редкость. Мы все же сибирские южане… или южные сибиряки.

Так вот минус 50… 2001 года.

Роддом – сельский. Я во всем роддоме – одна. Пар изо рта в боксе идет. Окна – доверху в снежной занозистой изморози и через них кое-как просвечивает узенькое пятнышко тусклого солнышка.

Впрочем, я тогда и не знала, что морозы в суровости своей придавили столбик термометра аж до минус пятидесяти.

Мне просто было тогда не до температурных режимов. Я сына рожала.

И еще я не знала, что пока я рожала бедная моя мамочка по этому морозу под окнами роддома ходила.

Это Шура, детская медсестра, уже после рассказала, когда утром передала мне сопящее чудо мое морозное, плотно в пеленки закутанное.

– Бабушка вчера приходила, поглядела на внука.

– Какая еще бабушка? – удивленно спросила я.

– Какая-какая?! Так мать же твоя!..

– Мать?! Моя мама?!

– Ну, конечно, твоя!.. Не моя же!.. Пришла и с той стороны, в окно дышит.

– Зачем?..

– Продышала, как-то глазок. Это на таком-то морозе!.. Ладно, девки наши разглядели, вот и поднесли твоего показать ей. Как назовешь?

Я задумалась:

– Аленкой назвать хотели… Девочку ждали.

– Алешка, значит, будет.

– Почему, Алешкой? – все еще туго соображая, спросила я.

– Ну, а как же?.. Аленка – девчонка!.. А раз сынок – то Алешка!..

– А-а-а… понятно…

– Ух, и щекастый он у тебя!.. Мы матери сказали, чтоб сегодня опять подошла. Жди!..

И она пришла…

Плохая я была дочь, только сейчас понимаю – плохая.

Мама тогда еле-еле концы с концами сводила. Этот её китайский сиреневый пуховик… Пух весь вниз сбился от времени. И на грyди – тонкая тряпица осталась. Мама эту пустоту прикроет пуховой шалью и уверяет, что ей тепло, и нового ничего покупать не надо.

– Ничего, донюшка, еще сезон отбегаю.

Почему мы тогда ей верили? Почему не купили сто пятьдесят пуховиков, курток, шуб?! Время колесом крутиться, да назад не катится.

И было в этих жутких морозах два явных для меня плюса…

Сына мне отдали сразу же, вопреки суровым тогда порядкам в роддоме.

И даже наказали, что лучше бы его с собой положить.

Но на всякий случай примостили над кроваткой в палате синюю лампу.

Холод… жуткий холод, а отопление – ни к черту!

Да вся наша медицина тогда была – ни к черту! Рожать идешь – с собой пакет всего несешь…

От йода до окситоцина, не к ночи вспомянутого.

А второй плюс, когда мама пришла, нам разрешили общаться не через окно.

Мы сидели в приемнике, на кушетке, где обычно принимали рожениц. И я ей подробно рассказывала о сложном начале жизненного пути сына: о порывах, разрывах, швах…

Рожавшие девочки знают, помнят и поймут.

А мама моя, мамочка…

О чем она говорила? Сейчас уже и не вспомню. В молодости часто слышишь только себя.

Но уходя, мамуля моя вдруг решительно сняла с себя свою пуховую шаль, протянула ее мне и сказала:

– Сына поверх пеленки закутаешь.

Господи!.. Какая бы я не была плохая дочь, но отказалась наотрез.

Я-то знала о ее пустом пуховике на грyди. И знала, что идти теперь маме обратно до дома пешком два километра по такому дикому холоду…

А через полчаса медсестра в палату принесла пакет и сказала:

– Вот мать велела тебе передать.

Развернула. А там пуховая мамина шаль…

И кутала я Алешку в эту единственную мамину защиту. Все пять дней, до самой выписки. Он и домой приехал, закутанный поверх одеяльца в эту спасительную шаль.

И вот, когда уже выписали нас, узнала я, что морозы те жуткие три дня держались на отметке минус пятьдесят, минус сорок пять.

И очень четко представила я себе тогда маленькую мамину фигурку, корчащуюся от холода, бредущую по заснеженной дороге.

Скажите, как найти мне слова, чтобы теперь спасибо сказать?!

Теперь, когда в живых уж нет?!

А тогда я стояла и просто мычала:

– Мама, зачем?.. Мама, зачем?..

Зачем-зачем?..

Да, потому что мать!!!

Потому что в природе у них, у наших матерей, было – отдавать!!! Отдавать, не думая!!!

И я по той шали после всю жизнь себя измеряла!..

Дотянулась ли я, как мать, до высоты моей мамы?!

Нет, ребята, не дотянулась. И, наверное, не дотянусь.

К чему вспомнила я эту историю? Не знаю…

Просто сколько бы лет не прошло, и тебе, сколько бы лет не стукнуло – мамы всегда не хватает!

Всегда!!!

Пришла бы укрыла свою великовозрастную дочь пушистой пуховой шалью – успокоила.

Тепло под ней и уютно…

А, главное!..

МАМА РЯДОМ!!!

Автор: Наталья Ковалева


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Морозы стукнули…»
«Школьная История…»