«– А что? Дети – это же цветы жизни…»

Валя битый час ворочалась, не могла уснуть. Мысли путались в ее голове как нитки. Бессонные ночи и переживания привели ее в такое нeрвнoе состояние, что она готова была согласиться на все, только закончилось бы быстрее. Она встала выпить пycтырника, где-то завалялись последние 2 тaблeтки.

Всё началось с оптимизации, а закончилось сокращением должностей, и таких, как она, больше 20 человек в организации. Её отдел, в котором проработала Валя 17 лет, работал как единый механизм. Все давно знакомы, часто после работы могли посидеть в кафе, отмечали все праздники. Но когда прошёлся слух, что начнётся оптимизация, всех будто подменили. В кабинете стояла гробовая тишина. Каждый в этот момент думал об одном, только не меня.

Валя попалась под горячую раздачу. Когда там выше решили поиграть судьбами людей, самая худшая карта выпала ей. Никто не стал смотреть на её стаж, опыт работы и её заслуги. Оказалось, остальные коллеги защищены, у них есть своя причина задержаться на этой работе. Двое – мать-одиночки, другая – мать ребенка до трёх лет, четвёртая – предпенсионного возраста и только она из полной благополучной семьи: со взрослыми детьми и мужем, да ещё и молодая.

Валя после 17 лет работы, оказалась никому не нужная, крайняя. Это была последняя ночь перед новыми горизонтами. Завтра её будут провожать, желать всего доброго, улыбаться, где-то сочувствовать, но все выдохнут после её ухода. Спасены. Можно снова браться за работу и жить дальше полноценной жизнью. С одной стороны было всё понятно – Вале просто не повезло, с другой стороны – получается она самая счастливая, потому что у неё есть семья и она ещё молода по меркам государства, на пенсию ей ещё как до луны. И впереди поиски новой работы.

В душе закралась огромная обида… на руководство, не оценили, не защитили, на коллег, что они в этой ситуации оказались ни при чём. А вот она, при чём? Валя не злопамятна, да и обижаться долго не могла, тем более коллеги и правда были не виноваты. Просто обида, она шла вкупе со страхом и непониманием всей ситуации. Как бы то ни было, завтра последний день её работы в этой организации.

С утра Валя старалась себя привести в порядок после бессонной ночи. Натянула на себя улыбку и пошла на работу. Как прошёл день и наступили последние минуты, завершающие её карьеру, Валя помнила смутно. Руководство поблагодарило за плодотворную работу, вручило грамоту. Коллеги просили не забывать, заходить в гости, говорили напутственные слова и принесли подарки. Было такое ощущение, что провожают ее на заслуженный отдых.

Только дома её накрыло всем этим напряжением, которое длилось почти полгода, сначала слухи, потом уведомление о сокращении, и два месяца непонимания всей ситуации. Валя закрылась в своей комнате и дала волю своим эмоциям.

Утром встала, как обычно, привычка. Сына отправила в школу, мужа на работу. А что делать ей, всё никак не могла придумать. Казалось столько дел, но вдруг силы иссякли, и никакого желания, что-то менять на маячащем горизонте.

Может и дальше всё длилось, апатия, жалость к себе, только ей помешала подруга. Через месяц позвонила и предложила поработать вместо сотрудницы, которая сломала ногу. Валя была немного yдивлена. Подруга уговаривала, предлагала попробовать:

– И вообще, я тебя выручаю, предлагаю помощь, ты же педагог или забыла как мы с тобой получали вместе диплом педагога дошкольного образования!

Сын отговаривал:

– Мам, они кровопийцы, знаешь такие маленькие комарики, которые вечно хотят кaкaть, у каждого дикое желание во что-нибудь вляпаться и бесконечно пищать над ухом. Так и хочется их толстым журналом…

– Откуда столь познаний о детском саде? – спрашивала Валя своего сына.

– Ну, я сам недавно так сказать оттуда вышел, да и у Сереги четверо братьев. Я скажу тебе, это, та ещё семейка. А тут 22 ребенка. Жесть.

Муж решил не вмешиваться, просто поддержать:

– Что бы там не решила, я за!

– Спасибо, милый, ты, как всегда, очень лаконичен.

Дочь объясняла, что стоит попробовать:

– Не понравится, свалишь, делов-то! Тем более временно говоришь.

Только прошел месяц с небольшим после бессонной ночи, как Валя снова не смогла сомкнуть глаз. Завтра в детский сад!

Утром Валя в 7 часов была в группе, готовая принимать детей. Родители стали приводить своих карапузов. Таких милых застенчивых малышей с большими глазками. Правда двое пытались пореветь при встрече незнакомой женщины. К завтраку дети освоились. За столом пытались есть, кто-то мимо рта, кто-то ещё не проснулся, один свалился со стула, потому что постоянно вертелся как юла. Другой капризничал, не хотел эту кашу.

Что было потом Валя не успевала осмыслить: дети ccoрятся, дeрyтся, жалуются, выясняют отношения из-за одной игрушки, которая вдруг стала резко нужна всем. Тут же устают, скучают, плачут. Не желают заниматься, хотят только играть. А шум? 22 ребенка одновременно разговаривают, бегают, кричат. И по инструкции воспитатель не должен ограничивать естественный шум в группе. Нельзя сказать: «А ну, тихо, молчать!!!» А было, было дикое желание дать несколько раз команду «Тихо!!!»

К вечеру в висках пyльсирoвaлa крoвь, раскалывалась голова и было ощущение, что её хорошенько так кoнтyзилo. И это лишь первый день! Говорить сил не было, и муж впервые ощутил себя в раю. Жена не приставала, не рассказывала о своих мелких проблемах на работе, что Светка купила точно такую же кофту как у начальницы, кто чем заболел, как у Марьи Васильевны деньги с карты украли и ещё кучу бесполезной информации.

В ушах Вали шум стоял ещё неделю. К концу второй недели она стала замечать, что не обращает на это внимание. А к третьей неделе стала нравиться её работа. Единственный, кто был не рад новой работе – муж, вместо старых сплетен, он слушал, кто до сих пор носит подгузники в три года, кого вырвaло после манки с комочками, у кого сопли и как мило шепелявят дети.

– Приятного аппетита, дорогая! – отвечал муж давясь ужином за столом.

Если с годами общение между супругами переходит на новый уровень, у мужа Вали казалось всё возвращалось назад. Теперь снова шли разговоры про то, кто кого укусил, кого стоит научить правильно высмаркивать носик, кому пора приучаться горшку.

– Привет, привет! Смотрю глаза горят, на лице улыбка! Ну что, не съели тебя наша малышня? – спрашивала подруга, заведующая детским садом.

– Привет! Пытались, но как видишь, не получилось у них, – улыбнулась Валя.

– Вот и отлично! У меня одна воспитательница в декрет вышла, заменишь её? Ты не спеши, подумай, там дети постарше, подготовительная группа. Обещаю никто подгузников уже не носит.

– А что? Я за. Дети – это же цветы жизни, если я правильно поняла слова Максима Горького. Тем более мужу очень нравится моя новая работа!

–Добро пожаловать Валь!

Автор: Ирина Перевозчикова (Рассказ на 5 минут)


«– А что? Дети – это же цветы жизни…»