Второй муж думал, что он родной, а он был для нее лишь дармовой рабочей силой…

Рано Ольга осталась вдовой. Их с покойным Василием единственная дочь Наташа только во второй класс пошла. А Василий сгорел мгновенно. Получил воспаление легких — и в считанные дни мужа не стало. А, казалось бы, только жить начали. Дом в селе возвели, чуть ли не лучший …

Хотя Ольга — женщина малословная и ворчливая, но с Василием жила хорошо. Когда вышла замуж во второй раз, говорила, что первый муж — от Бога, а второй — это уже так, чтобы возраст с кем доживать. И в селе на хозяйке мужика надо … Ее Николай был из соседней области. Тоже овдовел рано. А на руках осталось двое сыновей. Старший, Витька, восьмиклассник, а младший, Славик, только первый класс заканчивал. Как же им без матери?

Как-то приехал Николай с детьми в гости к дальним отцовым родственникам. Здесь и сосватали ему Ольгу. Женщина не имела дурную славу. Была работящей. А что ворчливая, то пустое. Зато он, Николай, терпеливый, и ребята его покорные и послушные. Так и перебрался он вместе с детьми жить к вдове …

Люди в селе заметили сразу, что очень хороший Николай человек. И руки имеет золотые, и послушает каждого. И ребята его вежливые, воспитанные. Что даст, есть мачеха, то едят, где постелет — там и спят. Витька поступил в военное училище. Домой наведывался редко. А Славик во всем отцу был подспорьем. Ольгу звал мамой и во всем старался угодить. Мачеха тоже его любила. Может, не показывала того, но в душе любила …

Дочь Ольги имела мамин характер. Мало говорила и всегда была всем недовольна. К отчиму относилась ни дружелюбно, ни враждебно. Со Славиком была несколько дружелюбнее. Наверное, потому, что почти ровесники.

Жили Ольга с Николаем вроде неплохо. Единственное, что бросалось людям в глаза, что нет бедному приемышу и капли отдыха. Когда пришел в дом новой жены, Ольга докупила еще поросят, две коровы. А мелких — не счесть! Сам Николай никогда и ни на что не жаловался.

Шли годы. Подросли дети. После восьмого класса Наталья поступила в училище, что в райцентре. Как и старший брат, в военное училище пошел Славик. Виктор женился. Впоследствии и Наталья вышла замуж за парня из соседнего села. Они снимали жилье в районном центре. За несколько лет привел невестку и Ярослав. Она была из Винницы, поэтому туда и перебрались жить.

В село ребята приходили только во время отпуска. И задерживались в гостях недолго. Чувствовали, что отцу мачеха считает каждый кусок хлеба, а уже им. «Папа, может, к нам, а?» — предложил как-то Николаю Витька. «Мне и здесь хорошо», — ответил Николай как отрезал. Хотя добра не знал, но таков уж был у него характер …

Наталья к матери наведывалась в раз неделю. Наберет сумку — и обратно. Ольге казалось, что ее дочери в жизни не повезло. Ребята же Николая городские, жены их барышни, а ее Наталья должна по квартирам мыкаться. Даже упрекала Ольга этим Николаю. А он молчал. По- прежнему все, что говорила жена, выполнял умело и ни на что и никогда не жаловался.

Заболел Николай неожиданно. Начал на глазах худеть. Позвонила Ольга Витьке: «Отец болен. Приезжайте, забирайте, так как близких, чем вы никого нет ». Сын приехал сразу. Забрал отца к себе. Там его обследовали и обнаружили опухоль. Оперировать не могли. Но и ситуация, как утверждали медики, было не безнадежной. Больше месяца пролежал Николай в больнице. Витька и Слава оплачивали лечение. Когда выписывался, врач сказал, что теперь надо себя беречь: физически не работать хотя бы год, избегать солнца …

На радостях позвонил Николай Ольге. «Я уже здоров», — сказал он. Хотел еще что-то добавить, но жена перебила: «Чего сидишь там? Мне не когда оглянуться, а он отдыхает! »« Поеду я, сын », — будто оправдываясь, сказал Витьку. «Нет, папа, — покачал головой Виктор. — Ты же слышал, что врач сказал? Никаких физических нагрузок ». «А кто же Ольге поможет? Как-никак, а приняла нас в свой дом, а не прогнала, — убеждал сына. — Может, не была такой мягкой, так как не родная мать … »

Но Виктор не отпустил отца. Ольга звонила еще несколько раз. На Николая прикрикивала, с Виктором была несколько мягче. А чуть более чем за неделю приехала сама к ним. И не с пустыми руками: привезли и тушенок и закаток разных. Никогда такого не было. «Да и чего же вы отца не пускаете домой? — начала ласково. — В селе же и молочко свежее, и огородинка. Где же в городе это возьмешь? Ему же только лучше там будет ». Виктор объяснил, что отцу надо отдыхать. Ольга заверила, что так оно и будет: хозяйство продаст — и жить они с Николаем сами для себя будут.

«Вы со Славиком уже свои семьи имеете, сами зарабатываете, моя Наталья тоже сама себя обеспечивает. А здоровье — это самое главное », — добавила Ольга уверенно. Совсем неубедительными для Виктора были слова мачехи. Но отец рвался ехать. Он как бы виновным чувствовал себя перед Ольгой. А еще, видимо, не хотел быть обузой для детей …

Николай всю жизнь был трудолюбивым. Но на этот раз работы накопилось! Ольга действительно продала одного поросенка, потому что не хватало денег на новую кровлю. И мастеров не надо искать. Николай же и в этом деле разбирается. Нельзя сказать, что и сама сидела сложа руки, но из мужчины, казалось, хотела все соки выжать. Последние …

Перекрыл Николай крышу. А уже через несколько дней его состояние резко ухудшилось. Женщина и на это не обращала внимания. Только когда потерял сознание, позвала фельдшера. Забрали Николая в районную больницу. На следующий день приехали Виктор с Ярославом. Отвезли отца в столицу, положили в больницу. Впоследствии на время выписали, а потом — снова лечения. Николай чувствовал себя обессиленным, ослабленным. А врач подозвал к себе Виктора и сказал, чтобы забирали отца домой … уmирать.

Более двух месяцев протянул Николай. Ольга не позвонила ни разу. А через некоторое время и дом продала. Давно планировала это сделать. Поэтому дармовой силой – перекрыла крышу. Ведь тогда денег за дом взять можно больше. Взяла. Дочь купила за эти деньги квартиру в городе и маму к себе забрала. А Николай, думала Ольга, имеет своих сыновей. Пусть они о нем заботятся. Кто же он ей и ее Наталье? И никто, совсем никто. Чужой …

Второй муж думал, что он родной, а он был для нее лишь дармовой рабочей силой…