Встреча с бывшим мужем через пятнадцать лет

Они встретились случайно. Но так и не узнали, что оба сожалеют о расставании.

Вера устроилась на своем обычном месте, разложив баночки с солеными грибами на прилавке. Вот уже много лет она собирает и солит грибы не только для себя, родных и знакомых, но и на продажу. Так что в сезон грибов рынок становился привычным местом сбыта ее продукции.
Чтобы не скучать в ожидании покупателей, Вера прихватила с собой любовный роман и сидела, уткнувшись взглядом в страницы страстной истории.

— Почем грибочки? – снизошел на нее мужской солидный голос откуда-то сверху.

Она подняла глаза и увидела над прилавком мужчину лет пятидесяти пяти, в костюме и галстуке. У Веры внутри, словно молния сверкнула. Перед ней стоял ее бывший муж Василий, с которым она прожила семнадцать лет, и, который бросил ее пятнадцать лет назад. Ушел к молодой. И эта молодая стояла рядом с ним.

Она выглядела ухоженной, и казалось, что минуту назад вышла из дорогого салона красоты. Длинноногая блондинка с распушенными волосами, с огромными, как крылья бабочки, ресницами, пухлыми накрашенными губками, в платье с глубоким декольте рассматривала ее баночки с грибами. Протянув руку с тонкими пальцами и модным маникюром, она стала крутить в руках прозрачную банку, пытаясь разглядеть все, что в нее положено.

Впервые за пятнадцать лет Вера видела перед собой человека, который оставил ее ради молодой любовницы. Он, конечно, изменился: поседел, располнел, но узнать его можно. И Веру он тоже узнал, как только она подняла на него взгляд.

Вообще Вера продавала по шестьсот рублей за литровую банку, за трехлитровую — полторы тысячи. Но появление бывшего мужика, да еще с разлучницей, настолько выбило женщину из колеи, что она брякнула первое попавшееся:

— Три тысячи литровая банка.

Парочка переглянулась. Девица не знала в лицо Веру, поэтому была невозмутима и приняла Верины слова за чистую монету.

— Ну, а что, — обратилась она к мужу, — надо брать. У нас завтра гости. Ретинские любят грибные деликатесы, вот и удивим. – Они у вас хоть вкусные? – обратилась блондинка к Вере.

— Брать, так брать, — сухо сказал Василий, — чего спрашивать. И, достав из кармана пиджака бумажник, отсчитал ровно три тысячи. Положив их на прилавок, взял банку с грибами и отправился восвояси со своей длинноногой пассией.

__________________

Вечером соседка кое-как достучалась до Веры и ахнула, когда увидела ее зареванное лицо с растекшейся тушью. На кухонном столе — немытая посуда, пустые банки, графин и закуска.

Вообще-то Вера не злоупотребляла, но нынешняя встреча выбила почву из-под ног. Соседка Лена помнила историю развода Веры с мужем, поэтому новость ей была не в диковинку.

— Ну, а что ты хочешь?! Должны же вы были когда-то встретиться! – стала успокаивать подругу Лена. – Ты же знаешь, бизнес у твоего Василия в нашем городе, и квартира тут куплена для нечастых наездов.

— Разве такой я представляла себе нашу встречу?! – вытирая глаза и еще больше размазывая тушь по лицу, причитала плачущая Вера. – Ты же помнишь, как я говорила, что не быть ему счастливым на моем несчастье. А он мне высказал: «Как была простушкой деревенской, так и останешься ею, повариха».

— И вот сегодня я с этими банками, на рынке, а он в костюме, дорогим парфюмом пахнет, да еще с этой своей куклой глянцевой. Счастливы-ыыый…

Вера закрыла лицо руками, не в силах сдержать рыданий.

— Да он меня сегодня по бетонному полу морально размазал. И почему я банкой в него не запустила?!
— Да ты что?! Опомнись! – стала трясти за плечи подругу Лена. – Еще не хватало скандал в общественном месте устроить. Где потом грибы продавать будешь?

— А ну их к лешему эти грибы! – махнула она рукой. Не пойду я на рынок и в лес не поеду больше, — всхлипывала женщина. – Ты представляешь, я же ему литровую банку груздей за три тысячи продала. Не знаю, кто меня за язык дернул в пять раз цену загнуть. А он деньги выложил, банку схватил и со своей дылдой убежал.
— За сколько? За три тысячи литровую баночку?! Ну, ты даешь подруга! Вот это по-нашему, по-боевому! Молодец! Так его — перебежчика! Надо было еще выше цену завернуть.

— До цены ли мне? — продолжала делиться своей болью Вера. — Он нарядный, как будто в ресторан собрался. А я сижу, почти не накрашенная, в футболке, бриджах трикотажных и ветровке. Ни тебе прически, ни макияжа… Я ведь как хотела, — приложив руку к груди, словно говоря о чем-то сокровенном, продолжала свою исповедь Вера, — я все эти годы мечтала встретить его при полном параде: в красивом платье, с прической, где-нибудь в торговом центре, в парке. Но не на рынке за прилавком. Скажи, что я дура! Дура – да?!

— Нет, Верочка, ты не дура. Понимаю я твои чувства, неожиданной была встреча. Но не кори ты себя. Чем ты плоха? Выглядишь моложе своих лет, фигурка аккуратненькая у тебя. А то, что с грибами, так это же твое хобби.

Лена, обняла подругу за плечи. Ну, успокойся, моя девочка, ничего страшного не произошло. А может он и сам не в шоколаде, ты же не знаешь.
— С ума сошла? — встрепенулась Вера. – Судя по виду, у него все хорошо. И дети, наверное, есть, — и Вера снова расплакалась.
Одной из причин развода Василий называл бездетность Веры, что очень больно ударило по ее нервам во время разрыва с ним.

— Ну и ладно, — продолжала успокаивать Лена соседку, — а мы давай капелек выпьем и бай-бай.

Проспав часа два, Вера встала, умылась и пошла греметь посудой. Прибравшись в кухне, начала налаживать сумку на завтра. Пошла вторая волна груздей. Надо ехать.
_________________
В этот же вечер в новом элитном доме Василий сидел на кухне купленной им квартиры, в которой недавно был сделан евроремонт. От его презентабельного вида, в котором он предстал на рынке перед Верой, не осталось и следа. Махровый халат на Василии был небрежно подпоясан. На столе стояла бутылка белой и открытая банка с Вериными грибами, которыми он закусывал.

В кухню вошла Алина.
— Хватит жрать, — грубо сказала она мужу.

— А ты не видишь, что я отдыхаю? — лениво ответил Василий. – Могу я хотя бы один вечер не думать о работе?

— Банку оставь, для гостей куплена, – и жена протянула руку, чтобы убрать со стола грибы.
— Не трожь! – повысил голос Василий. – Не помрут с голоду твои гости, отдыхаю я сегодня, у меня может вечер встреч.
— С ума сбрендил? Какие встречи? Сидишь, сам на сам квасишь, мужлан. – И Алина, резко развернувшись, вышла из кухни.
— Теперь мужлан, а раньше котиком был — подумал про себя Василий.

Он давно уже был Василием Викторовичем среди партнеров по бизнесу. Вкалывал без просвета. Дом – полная чаша, жена не работает, сын учится в Англии. А дома и поговорить не с кем. Однажды, за несколько дней до дня рождения, открыл Василий дверь своим ключом, Алина в зале с подружкой болтала. И донеслось до Василия: — Напильник ему подарить, чтобы рога легче спиливать было.

И сколько потом не допытывался он до супруги, напрочь отказывалась. — Мы, — говорит, — анекдоты рассказывали.
Василий и сам потом себя убедил, что не о нем речь. Так легче живется.

— Эх, Вера, права ты была — с грустью размышлял Василий, — не стал я счастливым на твоем несчастье. А с тобой мне было хорошо. На природу отдыхать – всегда запросто. И в палатке спали, и в машине, и на рыбалку ездили.
А теперь вот подавай элитный отдых. Только заграницу признает, в лес ни ногой – там же комары. Одно хорошо – сын есть. Вот за сына Алинке спасибо. Копия – я. Только далеко.
Втемяшила пацану в голову заграничное обучение, теперь видимся раз в полгода.

Василий поддел вилкой груздь и с аппетитом начал жевать.

— Солонина у Верки всегда отменная была, — вернулся к воспоминаниям Василий. — И вообще готовила вкусно, друзья завидовали. Что ни блюдо — шедевр кулинарный.

А может ей денег дать на собственное кафе? – осенила Василия очередная спонсорская мысль. Нееет, Верка – она гордая, ни за что не возьмет.

Это Алина поначалу до потолка от каждого колечка подпрыгивала. А Верку не умаслишь. Да и замужем может она. Даже глазом не моргнула, когда меня увидела. А ведь узнала.
Волосы у нее всегда летом немного выгорают, цвет становится слегка рыжеватым, и ей идет такой оттенок. Лицо загорелое. И грудь настоящая, – вспомнил Василий, как хорошо просматривалась через вырез футболки по-прежнему упругая Веркина грудь.

— А у Алинки уже силиконовая. Словно помешалась она на этой индустрии красоты, все идеальные формы ищет. Лучше бы готовить научилась, надоела ресторанная еда.
Сейчас бы у Веры поужинать. Ага, размечтался, так она меня и ждет. Зачем я ей после предательства?
Бродит она по своему лесу, дышит свежим воздухом, живет в свое удовольствие, а тут одна кабала.

Василий опустил голову, подперев руками. И так просидел минут десять.
— Ладно, спать надо, завтра важная встреча, — подумал про себя Василий. Потом поднялся, закрыл банку с остатками груздей, поставил ее в холодильник и отправился ложиться в другую комнату.

Встреча с бывшим мужем через пятнадцать лет