«Сломанные крылья».

Больничную жизнь можно сравнить с вокзалом. Персонал постоянно куда-то спешит, а пациенты, сутками рассказывают друг другу байки о свой жизни. Здесь свои правила и привычки. Нередко случаются любовные страсти, интриги..

— Аннушка, ты почему домой не идешь? Дежурство ведь закончилось давно! — спросила Катерина Ильинична, старенькая санитарка.

— Я сегодня Тоню замещаю, у нее дома проблемы какие-то, — объяснила девушка.

— Когда ты уже ума наберешься? — покачала головой старушка. — Тонька использует тебя, а ты уши развесила и выполняешь все ее прихоти. Подумать только, дежурить двое суток! Так никакого здоровья не напасешься.

— Мне не тяжело. Все равно дома делать нечего, — улыбнулась Анечка.

Девушка действительно была очень доброй и всегда спешила прийти на помощь близкому. Естественно, ее добротой часто пользовались сотрудники. Она без всяких проблем могла выполнить чужую работу, а так же подменить коллег.

Аня работала медсестрой второй год. Девушка была полной сиротой. До недавнего времени, она жила вместе со своим дедушкой, известным коллекционером в городе, Иваном Михайловичем.

Год назад его не стало, и Аня осталась совсем одна. Дед оставил внучке неплохое наследство. Большая, трехкомнатная квартира была заставлена ценным антиквариатом и картинами.

У нее несколько раз пытались купить коллекцию деда, но девушка была категорична в этом вопросе. «Простите, но память о родном человеке не продаю! » — отвечала она.

Анюту в отделении любили все пациенты. Девушка всегда улыбалась каждому из них, поддерживала морально. Доходило до того, что Аня стала подкармливать одиноких стариков, принося домашнюю выпечку и варенье.

«Аннушка! Ты наш милый ангелочек! Что бы мы делали без тебя?» — неустанно повторяли благодарные пациенты.

Девушка не отличалась яркой внешностью. Возможно поэтому, была до сих пор одна. Хотя было в ее карих глазах, что-то манящее… А маленькие веснушки на белом, мрамором личике придавали особый шарм и милоту.

— Здравствуйте, Николай! Завтра на выписку? — улыбнулась подошедшему мужчине.

Николай уже третью неделю лежал у них с травмой колена. На вид мужчине было лет сорок, хотя по документам он был значительно моложе. Возможно седые, кудрявые волосы придавали ему более взрослый, серьезный вид.

По его рассказам, Коля был бывшим футболистом, а сейчас тренировал юношескую сборную в своем городе.

— Да, только очень не вовремя меня выписывают. Мне бы еще задержаться на недельку. Может поможете? Поговорите с главным? — парень улыбнулся.

— К сожалению, нет! Василий Кузьмич у нас очень строгий, и такими делами заниматься не будет. Он даже разговаривать не станет по этому поводу. А что стряслось? Ваша нога полностью зажила. Честно говоря, вам уже давно пора домой, — сказала Аня.

— Я ведь приезжий, мне нельзя сейчас уезжать из города. Понимаете, брат мой родной будет здесь проездом через три дня. Очень хочу повидаться с ним, ведь мы несколько лет не виделись, — тяжело вздохнул Николай.

— Жаль конечно… Так может вам номер в гостинице снять на несколько дней? По моему, отличный вариант! — радостно сказала Аня.

— К сожалению, не располагаю средствами. Все деньги ушли на лечение… Ладно, поживу на вокзале немного…, — грустно улыбнулся Николай.

— Да что вы? Какой вокзал? Тем более после вашей травмы! — воскликнула девушка. — Ладно, если уж действительно безвыходная ситуация, можете пожить у меня несколько дней. Я все равно днями на работе.

— Это наверное не очень удобно будет… Мне не хочется вас стеснять.

— У меня квартира просторная, так что поместимся как нибудь вдвоем, — засмеялась девушка. — Не могу же я допустить, чтобы вы скитались пр вокзалу!

— Спасибо, Аннушка! Буду очень признателен. Правду говорят, вы настоящий ангел в людском обличье!

В этот момент к посту подошел доктор. Он бросил презрительный взгляд на Николая, и принялся ругать медсестру:

— Анна! Вы совсем на часы не смотрите? Я уже полчаса жду вас в процедурной, а вы спокойно флиртуете на рабочем месте!

— Я не флиртую. Просто заговорилась, простите меня…

Анна сразу же поменялась в лице при виде Антона Владиславовича. Дело в том, что она давно и безнадежно была влюблена в молодого, красивого хирурга. Девушка понимала, что доктор никогда не посмотрит на нее как на женщину, ведь у такого красавца, наверное целая очередь невест красоток стоит. Куда уж ей тягаться с ними…

А через три дня, весь персонал отделения был удивлен тому, что Аннушка не вышла на работу. Даже ее бабули стояли у окна, и с тоской выглядывали любимую медсестричку. На телефонные звонки девушка так же не отвечала.

— Нужно что-то делать! С ней явно что-нибудь произошло! — всполошилась Катерина Ильинична в ординаторской. — Жаль, что у меня дежурство, так бы сбегала к ней.

— Не смешите народ! — улыбнулся хирург, Антон Владиславович. — Пока вы сбегаете, пару дней пройдет. Ладно, пишите адрес. Я закончил дежурство, заеду к ней.

— Спасибо тебе, Антошка! Только сразу позвони нам. У меня прям душа не на месте! — попросила Ильинична.

— Не беспокойтесь, позвоню! — произнес парень, и вышел из ординаторской.

Антон Владиславович, долго звонил и стучал в дверь за которыми была полная тишина. Он уже собирался уходить, но вдруг заметил, что дверь не заперта.

— Аня! Ты дома? — парень вошел в прихожую. Ему никто не ответил. Антон решил обследовать комнаты.

Войдя в зал, он увидел девушку. Аня сидела за столом, и смотрела в одну точку.

— Анна! Что с тобой? Ты почему на работу не вышла? — строго спросил доктор.

— Антон? Вы как здесь? — девушка посмотрела на него заплаканными глазами.

— Почему ты плачешь? Можешь объяснить? Ее все отделение ждет, а она сидит и рыдает! — возмутился мужчина.

— Дедушкина коллекция… Ее больше нет! — отрешенно произнесла Анна.

— То есть как нет? Куда ты ее дела?

— Меня обокрали…

— Интересно. Кто обокрал? Что говорит полиция?

— Ничего не говорит. Я не стала заявлять…

— Ты сумасшедшая? Почему не заявила? Кто тебя обокрал, ты знаешь? — устроил допрос Антон.

— Я сама виновата. Пустила его пожить на пару дней, не хотела, чтобы он на вокзале сидел. Ведь у меня все равно места много…

— Кого? Кого ты пустила? Имя его известно? Или ты просто подобрала какого-то обездоленного на улице? На тебя это очень похоже!

— Это Николай, спортсмен. Он у нас лежал в отделении.

— Аня, какой спортсмен? Сними наконец-то свои розовые очки! Ты его наколки видела? У него же на лице написано, что он уголовник!

— Ничего у него не написано. С виду даже очень приличный, интеллигентный человек.

— Почему в полицию не сообщила? — уже кричал Антон.

— Не знаю, боялась испортить человеку жизнь…

— С тобой все понятно. Ладно, постараюсь по своим связям выяснить кто он и откуда. Ну а на работу почему не пошла?

— Мне сейчас ничего не хочется! — снова заплакала Аня.

— Видишь какая ты эгоистка! А там между прочим бабульки твои любимые ждут тебя. От окна не отходят! — решил надавить на жалость.

— Правда? Ладно, сейчас я быстро соберусь! — сказала девушка, и побежала умываться.

Весь день, Аннушку никто не узнавал. Девушка молча выполняла свою работу, но ни с кем не разговаривала и не улыбалась. В ее печальных глазах не было прежнего блеска и жизнерадостности. Складывалось впечатление, что ее «ангельские крылья» кто-то обрезал…

Поздно вечером, девушка задремала прямо на посту. Во сне она увидела дедушку. Иван Михайлович улыбался, и гладил ее по голове. Как когда-то в детстве.

«Дедуля, я не уберегла твою коллекцию» — прошептала грустно. «Знаю. Не кори себя, а главное, не теряй свою доброту и веру в людей. В любом случае, хороших людей намного больше чем плохих. Расправь свои «крылышки», и ни о чем не жалей!» — дедушка улыбнулся, и поцеловал внучку.

Анна проснулась, и вспомнив свой сон улыбнулась. «Дедуля, так и остался добрым. Даже не обиделся из-за коллекции», — умилялась девушка.

Утром к ней подбежала Антонина. Женщина как всегда была озадачена своими проблемами.

— Аннушка! Выручай! Подмени меня на ночь. Честное слово, сегодня вечером, решается моя судьба! — воскликнула эффектная брюнетка.

— Тоня, бюро добрых услуг закрыто! Аня вечером занята, она идет со мной в театр! — произнес Антон Владиславович.

В ординаторской наступила тишина. Все молча смотрели то на Аню, то на Антона.

— Пойдем, Анюта. Подброшу тебя домой! — невозмутимо произнес Антон, и буквально вытащил Аню за руку из ординаторской.

— Ты, когда нибудь научишься отказывать всяким наглецам? — спросил мужчина.

— Но, может ей действительно нужно…

— Да не нужно ей ничего, просто привыкла пользоваться твоей добротой! — вспылил Антон. — Все! Теперь я беру шефство над тобой!

— А по поводу театра ты пошутил? — спросила Аня, краснея.

— Почему же? Может прямо сейчас заехать за билетами! Признаюсь честно, я никогда там не был, — засмеялся парень. — Кстати, есть некоторые новости по твоему обидчику. Думаю, коллекцию Ивана Михалыча удастся вернуть.

Аня улыбнулась впервые за несколько дней. Теперь, когда возле нее был такой покровитель, девушка ничего не боялась. Даже в самых смелых мечтах, она не могла представить, что когда-нибудь будет ехать с Антоном в автомобиле, за билетами в театр…

© Милана Лебедьева

«Сломанные крылья».