Продавай квартиру, отдавай нам деньги, мы хотим путешествовать

Мой дядя не вступил в права наследования после бабушки и дедушки.

— Мне ничего не нужно, меня есть квартира, детям своим оставлю. А тебя бабушка с пелёнок воспитала, живи, не волнуйся.

Мне тогда 19 было. Дядя мне помог, чем смог, поддержал меня, чтобы я продолжала учиться, а не шла работать. Несколько лет он, в тайне от своей семьи, помогал мне финансово. Дяде я безумно благодарна за всё, что он для меня сделал.

Я вышла замуж, у меня есть дети. Мы с мужем живём в квартире, которая осталась мне от бабушки и дедушки. Квартиру мужа мы сдаём. На деньги с аренды за квартиру мужа, мы выплачиваем ипотеку. Ипотеку мы взяли с прицелом — каждому ребёнку по квартире, для старта в жизни.

Недавно моего любимого дяди не стало. Я дала его жене, тёте Асе, деньги на похороны. В память о том добре, что сделала для меня дядя, я взяла на себя всю оплату полностью.

У дядя остался сын, уже не маленький — ему 24. Костя благополучно женат, жене моего двоюродного брата, Ольге, за 30. И у неё есть ребёнок, 9-летний Серёжа. Они жили на съёмном жилье — дядя не одобрял брак сына и последние несколько лет они практически не общались. Пару месяцев назад, Ольга и Костя переехали к тёте Асе.

После того, как дяди не стало, его родственники вспомнили о том, что квартира моей бабушки должна была поделиться пополам между мной и дядей. При жизни дяди никто и не заикался о том, что дядя неправильно поступил, отказавшись от наследства в мою пользу. А сейчас они решили «восстановить справедливость».

Сначала тётя Ася и Ольга просто зачастили к нам в гости. Они завистливо оглядывали квартиру. Тётя Ася прицокивала языком:

— Не понимаю, как Игорь мог от таких хором отказаться!

Я на подобные фразы аккуратно переводила разговор на другую тему. Мне было очень неприятно, что действия взрослого благородного человека ставят под сомнение только после того, как его не стало.

— Да, нам бы с Костиком хоть однушку, но свою! Не в обиду Вам, Ася Витальевна, у Вас хорошо живётся, и Серёжку Вы любите. Но отдельная квартира — есть отдельная квартира! — вторила тёте Ольга.

Потом они стали ходить по одной. И каждая тянула одеяло на себя:

— Ты не вздумай бабкину квартиру разменивать и Оле деньги давать! Профукает! Нашёл сын себе на голову. И старше, и с ребёнком. Рожать отказывается, а Костику нужен свой ребёнок! — втирала мне тётя Ася.

— Ты мам Костика не слушай, маразм у неё. Жить с ней — невозможно. А куда мы? Опять по чужим квартирам? Да с Серёжкой? Свой угол нам надо. — по секрету жаловалась Ольга.

Так бы они и ходили вокруг да около, если бы однажды не встретились у меня на пороге. Тётя Ася выходила из квартиры, а Ольга собиралась постучать в двери. Они встретились, окинули друг друга внимательными взглядами и начали свару.

— Ты что сюда ходишь? Тоже на квартиру губу раскатала? Шиш тебе! Мне всё достанется, ни копейки ты от нашей семьи не увидишь! — кричала тётя Ася на свою невестку.

— Щаз! Мне Аня уже обещала! Она квартиру продаст и деньги нам с Костиком отдаст! Так что скоро мы с Костиком путешествовать поедем на эти деньги! — вопила Ольга.

— Кхе-кхе! Я вообще ничего продавать не собираюсь! С чего Вы обе это взяли? — вмешалась я.

И женщины уже объединились против общего врага:

— Ты обязана! Это Игорь дураком был, а ты должна поступить по справедливости! тебя квартир — хоть пятой точкой дуй! — орала тётя Ася.

— Продавай квартиру, отдавай деньги, мы хотим путешествовать! — не отставала Оля от моей тётушки.

Я захлопнула дверь и закрылась от этих ненормальных, мало ли что. Они на меня обиделись и ходят теперь всем рассказывают, какая я жадная, и как я их кинула на половину квартиры. А я не обращаю на них никакого внимания — я считаю, что ничего ни кому не должна.

Продавай квартиру, отдавай нам деньги, мы хотим путешествовать