Отец — беглец

Катюша росла в обычной среднестатистической семье, где были мама и папа. Бабушки и дедушки у нее тоже были, но жили они от них очень далеко, на другом континенте и Катя даже в 4 года всё еще не знала их воочию, они общались в основном по интернету, а поехать туда физически у семьи пока не получалось.

У них была счастливая семья и в целом очень даже благополучная. Всё, что нужно было для жизни у них было. Катя с детства чувствовала любовь в доме и какую-то особую атмосферу тепла и уюта, в чем, конечно, далеко немалая заслуга мамы Кати. У девочки было всё, что так важно для любого ребёнка и главное было чувство безопасности, свой особый мир, созданный папой и мамой.

Но все поменялось в один миг. Так случилось, что когда Кате было всего 4 года, из семьи резко ушёл отец, его увела одна молодая женщина, вскоре в их семье родился ребёнок. Сначала отец приходил к Кате пару раз в неделю, но с рождением сына стал приходить всё реже и реже, а потом и вовсе «абонент стал недоступен».

Мама Кати очень тяжело переживала этот период, ведь она очень любила отца девочки, а потому периодически впадала в удручающее состояние, которое можно смело назвать депрессией, она могла целыми днями лежать на кровати и молча смотреть в потолок, дома шаром покати, а женщина встать себя заставить никак не могла от той боли, с которой сама она справиться оказалась не в силах. Конечно же, такое положение дел не могло не сказаться и на работе женщины. Когда мать Кати неделю не выходила на работу и не брала трубку, полностью уйдя куда-то в себя, по возвращению ей предложили написать по собственному желанию, что, впрочем, было вполне ожидаемо. Дошло всё до того, что маму Кати в итоге положили в специализированную клинику, а девочку отправили в детский дом, т.к. ближайших родственников, кроме отца у неё рядом не было, а его найти органам опеки на тот момент тоже не удалось.

***

Катя с самого первого дня была очень спокойной и воспитанной девочкой, она сразу понравилась воспитательницам и стала их любимицей. Девочка никогда не выкидывала особых сюрпризов, а потому воспитатели могли смело ей доверять, оставляя иногда Катю самостоятельно играть на площадке, пока разбирались с очередной выходкой одного из непослушных воспитанников. Нет, это не означает, что она была совсем одна. За детьми на прогулке, как правило, присматривала нянечка. Другие дети могли носиться как оголтелые по территории сами с собой, а Катя тихонько играть на лавочке, то и дело создавая своей кукле новые замысловатые причёски.

В один из таких дней Валя, воспитательница в детском доме, подсела к девочке на скамейку и стала с интересом расспрашивать её о кукле и новой причёске, а Катя робко улыбаясь делилась своей задумкой. Вдруг в середине своего рассказа Катя заметно изменилась в лице, она приоткрыла рот и застыла, глаза девочки резко округлились и наполнились слезами, она практически не моргала, словно боясь потерять кого-то из вида. Валя резко повернулась и увидела вдали у забора какого-то мужчину, он будто украдкой кого-то выискивал глазами, вдруг они встретились с Валей взглядом, он увидел Катю и сразу же пошёл прочь.

Валя резко повернулась на Катю, а у девочки в это время задрожали губки и по щекам потекли слезы, громко падая на воротник курточки одна за другой, звонко словно тяжелы как градинки.

— Кто это, Кать? — спросила Валя.

— Папа… — тихо промолвила девочка.

Валя было хотела подойти к мужчине, но того уже как след простыл.

Валя по натуре своей борец за справедливость и история маленькой Кати не могла оставить её равнодушной. Она раз за разом как киноленту проматывала в своей памяти ту ситуацию и глаза девочки, полные боли и обиды, смотрящие с надеждой куда-то через её плечо. А он…он как какой-то трус сбежал! «Ух!» — ругалась про себя девушка.

Впрочем где-то через месяц Валя вновь увидела этого же мужчину, стоящим у забора и в этот раз она успела все-таки его догнать.

— Вы отец Кати? — запыхалась Валя, оббегая кругом ворота.

— Какой ещё Кати? Девушка, вы обознались.

— Я возможно и обозналась бы, но ваша дочь…она то уж точно вас узнала.

— Вам показалось.

— Да что вы заладили — обозналась, да показалось. Не показалось! Я ещё пока в своём уме. Вы тут уже второй месяц околачиваетесь, а при вашем виде Катя потом плачет весь день. Сейчас же объяснитесь или я полицию вызову! — нахохлилась девушка.

В глазах мужчины блеснула слеза, а скулы на щеках задрожали, словно он едва сдерживал себя.

— Вы правы, это моя дочь. — мужчина опустил глаза, как школьник. Его слова звучали так, словно были для него самыми тяжёлыми словами в жизни.

Валю сразу отпустило.

— Так вы пришли забрать Катю? — обрадовалась Валя.

— Нет! — резко оборвал её мужчина. — Я не могу.

— Почему? — удивилась девушка.

— Вы не понимаете, она меня не простит… Я кругом перед ней и её матерью виноват.

Валя внимательно посмотрела на мужчину, в этот момент ей показалось, что говорит она вовсе не с мужчиной, а с одним из своих воспитанников, который нашкодил и теперь стоит перед ней и виновато опустил глаза. Она похлопала глазами, а потом будто очнувшись реабилитировалась.

— Так, погодите-ка. Рассказывайте. — отмахнулась категорично Валя.

Они наверное минут 10 говорили, пока Валю не позвала другой воспитатель. Оказалось, что отец Кати после развода чуть ли не сразу пожалел, что ушёл от них, новая жена обманула его, хотела повесить на него ребёнка от другого мужчины, но тот заявил свои права, когда мальчишке исполнилось 3 месяца. Вот тогда-то у отца Кати и спали шоры с глаз, он понял вдруг что натворил, но вернуться уже не мог, его душила вина перед дочерью. Вот тогда-то он и решил раз и навсегда исчезнуть из их жизни, сменив номер телефона. Но когда случайно узнал о жене, то и вовсе себя простить не мог и едва не сходил с ума.

Приходя в который раз в детский дом, он хоть как-то успокаивал себя, что с дочерью всё хорошо. Анонимно посылал деньги в больницу на лечение бывшей жены. Вале было тяжело это слышать, ком по неволе то и дело подкатывал к горлу, ведь каждая история в стенах детского дома совсем не радостная, а Валя девушка впечатлительная и как Тимуровец всегда старается всем помочь, насколько это в её силах. Разговор пришлось закончить, они договорились, что Валя поможет им с дочерью помириться — завтра после обеда мужчина должен придти в детский дом.

За окном едва солнце встало, а Валя уже открыла глаза. Она всю ночь беспокойно крутилась и ворочалась. Казалось бы чего такого необычного вчера произошло?! В том и дело, что ничего. Будто она ни разу ранее ничего подобного не видела в стенах детского дома. Конечно же, видела… но отчего-то даже спустя 5 лет работы в детском доме, подобные истории, касающиеся её воспитанников, по-прежнему трогали девушку до глубины души.

Сегодня Вале предстоял тяжёлый разговор с маленькой девочкой, ей нужно было как-то сообщить Кате об отце. Ребятишки позавтракали и отправились во двор на утреннюю прогулку, Катенька как обычно сидела в сторонке и расчесывала кукле волосы, придумывая новую очередную причёску.

— Что это будет?

— Думаю косичка… — едва улыбнулась девочка.

— Мммм косичка, научишь меня плести.

Катя засмеялась, ведь она знала, что Валя это делает лучше всех, иначе бы девчата из их группы ходили бы лохматые.

— Кать, я на самом деле к тебе по делу.

Лицо девочки напряглось, но она даже не подняла взгляда, лишь строго спросив.

— По какому?

— Вчера… — Валя закашлялась.

Катя смотрела на неё строгим взглядом. Боже, это совсем не детские глаза. Валя даже растерялась.

— Что вчера? — вдруг Катя вернула Валю в реальность.

— Я вчера говорила с твоим отцом… — Валя сделала небольшую паузу, наблюдая за девочкой. — Кать, он очень соскучился и хочет тебя видеть.

— Так пусть придёт, в чем дело?

Валя вообще не узнавала Катю, ту милую и робкую девочку.

— Кать, он боится… Боится, что ты его не простишь.

Катя подняла глаза и ничего не ответила, лишь немного тушуясь, увидев за её спиной отца.

— Я вас оставлю. — сказала Валя.

Валя подглядывала со стороны за Катей и её отцом. Девочка почти ни разу не взглянула на него, теребя волосы куклы. Он тоже как мальчишка сидел на лавке и изредка что-то ей говорил. Потом он сел на корточки и склонил голову к её коленям. Было видно, как ему тяжело, он был красный, наверное, подскочил давление. Они так сидели молча наверное минут 15. Потом он поднялся и медленно пошёл к выходу, утирая слезы руками.

— Папа….- крикнула вдруг Катя и разрыдавшись кинулась к нему в объятья.

Девочка плакала так долго, что Валя уже забеспокоилась, хотя тоже стояла неподалёку и неприкрыто плакала вместе с ними, она как будто на себе ощутила боль этой семьи. Эту ситуация словами не опишешь, её надо прочувствовать.

Через неделю Катя уже уходила за руку с отцом, он забрал её из детского дома. Я уж не знаю, простила ли Катина мама её отца, но вы писалась она только через полгода, а все это время девочка с отцом ездили её навещать.

Вот такая вот история, друзья. Порой через какие только испытания не приходится пройти семье, а страдают всегда дети.

Отец — беглец