Настырная

Андрей с товарищем сидели на кухне, выпивали и разговаривали о жизни. В прихожей зазвонил телефон, — хозяин квартиры сразу напрягся, как будто ждал звонка. Стараясь не показывать другу свое нетерпение, снять трубку, пошел к телефону. До сих пор он ждет звонков от своей бывшей жены Вероники, хотя после развода прошло почти два года и в новой семье родился сын. Его чувства к бывшей жене уже притупились, но еще напоминают о себе.

Андрею иногда приходили в голову сумасшедшие мысли: что новый муж, ради которого она оставила его, разорится, наконец, и Вероника с дочкой вернется к нему. Но в новой семье бывшей жены все было хорошо: муж стал предпринимателем и его дела шли в гору. А вот предприятие Андрея на грани закрытия, уже на половину сократили работников. Андрей, чтобы продержаться, таксует по вечерам.

Он снял трубку и услышал голос Галки, — своей бывшей подружки, с которой недавно расстался и, с которой встречался только потому, что кто-то же должен быть у мужика.

Друг Пашка понял, что звонила подружка Андрея и словно прочитал его мысли: — Да уж, с этими бабами одна морока. Хотя, помнишь, работала у нас девчонка в кадрах, Лидой, кажется, звали ее, — ох и бегала она за тобой. У проходной поджидала, в цехе тебя караулила, — давно я таких настырных не видел.

Андрей тоже вспомнил ту историю, которая закончилась неприятностью, — накричал он тогда на нее при всех, а она потом уволилась. Он думал о том, что не сдержался и это неприятно коснулось его, на душе было мерзко после того случая. Встреть сейчас Лиду, попросил бы прощения за грубость.

— Так вот, — продолжал Пашка, — помнишь, в снабжении тогда работал мужик такой низкорослый, полный, лысина у него уже появилась, — лет за сорок ему, — он к Лиде клинья подбивал.

Михаил Степаныч что ли? – переспросил Андрей.

— Ну, да, он самый.

Андрей хорошо помнил Степаныча, — верткого и хитрого, который нужные материалы из-под земли достанет, и, который облизывался от вида любой юбки. А тут девчонка молодая, симпатичная, и он, этот прохиндей, пытался соблазнить Лиду, — Андрею от одной мысли об этом Степаныч стал противен и взяло зло на него. Степаныч был женат, дома трое детей, но это не мешало ему клеиться к красивым девушкам.

После вечера на кухне прошло три дня, а Андрей, нет-нет, да и вспомнит про Лиду, было у него ощущение, что не поставлена в этой истории точка. «Надо извиниться перед девушкой, — думал Андрей, — только где ее теперь искать, замуж, наверное, вышла и уехала отсюда».

Как-то проезжая мимо развлекательного центра, увидел рядом с обочиной девушку, стоявшую к нему спиной: — Лида! – подумал Андрей и тут же притормозил. Девушку качало из стороны в сторону, а рядом стоял парень и пытался ее куда-то вести. Оба были пьяны. Волосы Лиды растрепаны, плащ на ней был помят. Андрей вышел из машины и оттолкнул парня: — Оставь ее!

Повернувшись к девушке, тут же отпрянул: это была не Лида, перед ним стояла чужая девушка.

— Ты кто? – спросила девушка заплетающимся языком. – Ты зачем Васю толкаешь? Вася, подожди, — девушка поплелась вслед за Васей, который был в таком же состоянии, как и она.

— Извините, — растерянно сказал Андрей и сел в машину.

На Лиду он вышел совершенно случайно: встретил бывшего начальника отдела кадров, ушедшую на пенсию. Андрею было неловко интересоваться молоденькой работницей, но Зоя Ивановна, на удивление, отнеслась с пониманием и даже бровью не повела.

— Старый адрес тебе ничего не даст, родители квартиру разменяли, переехали они. Лиду я как-то встречала, живет в новом микрорайоне, дом визуально помню, адрес не знаю, не скажу.

Но Андрею и этого было достаточно. – И что теперь? – подумал он. – Почти знаю, где живет, а что дальше делать? Встретить и просить прощения? Глупость какая-то. Вдруг она замужем или есть кто-нибудь, а тут я из кошмарного прошлого со своими извинениями.

Андрей вновь все осмыслил и решил забыть эту историю, если бы не случай. Поехал на вызов в новый микрорайон, подрулил к подъезду, у которого стояли парень и две девушки. Парень и девушка сели на заднее сиденье, а вторая девушка прощалась с ними. Это была Лида. Андрей вышел из машины: — Лида, здравствуй! Помнишь меня? Я – Андрей, вместе работали.

— Здравствуйте, Андрей Петрович, как хорошо, что вы меня нашли, а то я чуть глупость не совершила.

-Какую глупость? – Андрей растерялся от такой реакции девушки.

— Хотела одному человеку сказать, что замуж за него выйду, а теперь точно не скажу, иначе всю жизнь бы жалела.

В голове у Андрея все перемешалось: откуда знает, что искал ее, какое-то замужество, которое может расстроиться по его вине. Но возразить Лиде он ничего не успел.

— Квартира 98 вот в этом доме. Я в семь часов уже дома, всю следующую неделю буду ждать вас, — протараторила Лида и побежала к подъезду, а потом остановилась у двери и крикнула: — Вы все равно придете, я знаю.

— Вот настырная, — подумал Андрей, — откуда у нее уверенность, что приду.

Домой к Лиде Андрей все-таки пришел, но не остался даже на чай, — предложил посидеть в кафе. Они выбрали уютный столик у окна, Лида села напротив, и Андрей, впервые за то время, что знает ее, разглядел ее лицо, — раньше не засматривался. Те же серые глаза, прямой нос, выразительные губы, волосы распущены по плечам. Хотел начать разговор с того неприятного инцидента на работе, но почему-то не хотелось начинать с плохого.

— Где работаешь, Лида?

— Работаю в частной фирме специалистам по кадрам и юристом по совместительству, заочно учусь на юридическом.

Андрей смотрел на Лиду и хотел спросить, почему она передумала выходить замуж, но понял, что глупый вопрос, понятно, что из-за него, из-за Андрея, не хочет связывать свою жизнь с другим.

В тот вечер они возвращались домой пешком, и впервые за два года Андрей не злился, не нервничал и никуда не торопился. Домой Лида не пригласила Андрея и про следующую встречу тоже ничего не сказала. Уже потом, когда Андрей приехал домой, то вспоминал их встречу и удивлялся, как она изменилась: спокойная, уверенная и…, — Андрей боялся допустить эту мысль, но она прорвалась в его сознание, — и… желанная, — подумал он.

_________________

Когда Лиду положили на сохранение, он места себе не находил: слонялся по квартире из угла в угол, переживая за жену и за их будущего ребенка. Зазвонил телефон, Андрей бросился в прихожую, подумав, что это Лида звонит. Сняв трубку, впервые за три года услышал по телефону голос бывшей жены. Еще год назад он ждал этого звонка, веря в чудо. А сейчас спокойно ответил: — Слушаю.

— Здравствуй Андрюша, это Вероника. Ты еще не забыл бывшую жену? — смеясь, спросила она. — Я звоню тебе сказать, что Аленка не придет к тебе в субботу, у нее соревнования, а сейчас она на тренировке.

— Понял, передай дочке, что я люблю ее, очень сильно люблю.

— И все?

— Ну, да, а что еще?

— Как ты живешь, как твое здоровье?

— Вероника, все хорошо. Как у тебя?

— Мы с Вадимом новый магазин открыли, так что все замечательно.

— Я рад, — искренне сказал Андрей, — ну, бывай, Аленке скажи, что жду ее.

Только после того, как переговорил с Вероникой, Андрей поймал себя на мысли, что он абсолютно спокойно отреагировал на ее звонок. А ведь было время, когда даже телефон отключал, чтобы не бежать каждый раз к нему, думая, что это Вероника позвонила.

Он и сам не мог понять, когда Лида вошла в его холостяцкую жизнь, ведь после той встречи она ни разу не напросилась к нему в гости и к себе больше не приглашала. Может, когда подвез ее на работу, а может, когда провожал ее с концерта? Тогда они шли по неосвещенной улице и он светил фонариком, поддерживая Лиду, чтобы не запнулась. Или может быть, когда в первый раз обнял ее за талию и притянул к себе, почувствовав, как от волнения бьется ее сердце, а потом ощутил на своей щеке ее теплое дыхание.

Андрей и сам не знал, когда же эта девочка уверенно вошла в его жизнь, подарив ему второе дыхание. И вот теперь он ждет только звонка с роддома, чтобы позвонила его любимая Лида и сказал: — Все хорошо.

_________________

У Андрея с Лидой родился мальчик. Впереди было немало трудностей, но Андрей точно знал, что он справится, если надо, будет работать и на трех работах, лишь бы его любимые были счастливы. Ни разу Лида ни в чем его не упрекнула: ни в трудностях с работой, ни в зарплате, всегда поддерживала. Только так, наверное, и можно было выжить в те вздыбленные и взлохмаченные 90-е годы.

Это было тяжелое время для многих семей. Но ведь выжили. И не только выживали, но и любили, а, порой, ненавидели, потом снова любили, прощали, рожали детей, начинали все с нуля и верили в себя.

Настырная