Наследство.

На дворе была поздняя ночь, и только в одном доме из всей деревни горел свет. У Лиды уже практически месяц была бессонница. Молодой женщине было непривычно находиться одной, в пустом доме.

— Все, Лидушка. Сороковины справили, теперь и душа твоей матери обретет покой…- произнесла баба Марфа.

— Спасибо вам! Что бы я делала без вас и деда Филиппа? Вы хоть заходите почаще, не забывайте меня. Тоскливо мне без матери, не знаю как дальше жить, — всплакнула Лида.

— Ты прекращай реветь! Все что могла — ты сделала для матери. Как никак семь лет ухаживала за ней. Теперь устраивай свою личную жизнь. Замуж тебе давно пора!

— Не до замужества мне сейчас…

Баба Марфа и дед Филипп, жили по соседству с Лидой. Они были не только добрыми соседями, но и хорошими друзьями.

Всегда помогали друг другу в любой ситуации. Вот и сейчас, Марфа не спешила домой, старалась успокоить немного Лиду.

— А что Нинка? Ничего не дает о себе знать? — спросила старуха.

— Нет. Я отправила ей телеграмму, как только матери не стало. Но как видите — не приехала…

Нина — родная сестра Лиды. Она еще в юном возрасте уехала из родного дома, и с тех пор, один только раз прислала матери письмо. Мол, у нее все хорошо и т.д. Зинаида несколько раз писала старшей дочери, звала в гости, но ответа так и не получила.

— Может это и к лучшему! Ведь Нинка всегда была ветреной. А так — тебе хоть спокойней будет, без таких родственников! — мудро заметила баба Марфа. — Что-то засиделись мы сегодня. Пойду я. А ты ложись спать!

Лида провела соседку до ворот, и пошла отдыхать. Рано утром, девушку разбудил настойчивый стук в дверь и окно. Кто-то тарабанил так, что штукатурка сыпалась с потолка…

Спросонья, она не сразу узнала свою сестру, Нину, которая была в компании мужчины лет пятидесяти.

— Да что это такое! В родной дом невозможно попасть! — возмутилась женщина.

— Ой! Ниночка! Прости, я не узнала тебя. Ведь ты раньше темненькой была, а сейчас рыжая…

— Во первых — не рыжая, а яркая! А во вторых — отойди с дороги! Мы проделали долгий путь и хотим отдохнуть, — женщина нагло оттолкнула Лиду, и ворвалась в дом.

Хоть Лида и растерялась неожиданному появлению сестры, но все равно очень обрадовалась. Ведь как-никак, родная душа. Девушка бросилась ставить самовар и накрывать на стол.

— Нина, а этот молчаливый мужчина с тобой, твой супруг? — тихонько поинтересовалась Лида.

— Кто?! — рассмеялась Нина. — Ты хоть и вымахала, но как была тетехой, так и осталась ей! Это мой «брокер». Он оценит матушкино наследство, и поможет нам с продажей дома.

— Какая продажа? — удивилась Лида. — Я не собираюсь продавать родительский дом. Вообще-то, я здесь живу, если ты не заметила.

— Ничего, получишь свою долю и купишь себе другое жилье! — заявила Нина.

— Может тебе не известно, но мама завещала дом мне. Прости Нина, но ты к наследству не имеешь никакого отношения…

— Ничего, завещание я опровергну через суд. Думали оставить меня ни с чем? Как бы ни так! Со мной такой номер не пройдет! — разозлилась женщина.

Лида сидела в полном оцепенении и наблюдала, как сестра проводит обыск в старом сундуке матери. Не найдя ничего интересного, Нина бросилась к серванту и стала там все переворачивать.

— Нина, что ты ищешь? Золота, драгоценностей у нас никогда не было. Денег — тоже нет. За семь лет, пока мать хворала, все сбережения ушли на лекарство, — безразличным тоном произнесла Лида.

У нее было очень тяжело на душе. Хотелось плакать от несправедливости, и выставить сестру за дверь. Но девушка была слабохарактерная, поэтому не могла поступить так по отношению к сестре.

Нина в отчаянии принялась снимать иконы со стен. Рассматривая и оценивая каждую. Ей хотелось хоть что-то забрать ценное из этого дома.

— Что ты творишь? Побойся Бога! — заплакала Лида.

В этот момент в дом вошла баба Марфа.

— Лидушка, у тебя гости? — встревоженно спросила старуха. — Это ты? Тебе то чего здесь нужно? Зачем приехала? — обратилась к Нине.

— Приехала за наследством. Вот, дом собралась мой продавать! — произнесла Лида.

— Ты чего удумала? Десять с лишним лет не показывалась, а сейчас наследства захотела? Где ты была, когда мать твоя болела? Чем помогла ей?! — кричала старушка на Нину.

— Пошла вон отсюда, сплетница старая! Тебе какое дело до нас?! Уходи по хорошему! — рявкнула Нина в гневе.

Старуха не стала спорить и молча вышла из дома.

— Вот так то лучше! Воспитывать она меня вздумала! — бросила ей в след женщина.

Нина осмотрела внимательно иконы, потом показала их своему приятелю. Тот утвердительно закивал, после чего, женщина стала складывать их в сумку.

Неожиданно, двери распахнулись, в дом зашел разъяренный дед Филипп с вилами.

— Быстро пошла вон отсюда, прохвостка рыжая! — закричал он, и пригрозил незваным гостям вилами. — Я человек контуженный, поэтому за свои действия не отвечаю!

Минутой позже, во двор забежали соседи, которых всполошила баба Марфа. Люди стали громко галдеть, и прогонять Нинку со двора. Первым из дома выбежал перепуганный «брокер». За ним выскочила Нинка.

— Ну я еще покажу вам! — грозила всем наглая женщина.

— Иди, иди… И дорогу забудь сюда! Нет у тебя больше родного дома! Не думай, что Лида беззащитная осталась. Мы ее никому в обиду не дадим! — кричала ей вслед Марфа.

— Спасибо вам! — расплакалась Лида.

— Не нужно нас благодарить девонька! — произнес дед Филипп. — На то мы и соседи, чтобы помогать друг другу! Вдруг еще раз сунется к тебе сестрица, сразу беги к нам!

С тех пор, Нина больше не появлялась в селе. Видать поняла, что у сестры серьезная защита есть, и ей ничего не удастся забрать у нее.

© Милана Лебедьева

Наследство.