Марина всю жизнь мечтала о дочери. Но судьба распорядилась по-другому…

Марина всю жизнь мечтала о дочери. Но судьба распорядилась по-другому, подарив женщине двух сыновей.

Мечта иметь дочь не отпускала Марину, и они с мужем решились на третьего ребёнка. Это было похоже на игру в рулетку, женщину переполняли двоякие чувства. «А что если снова мальчик?» — думала Марина перед тем, как решиться на беременность…

Прочитав массу статей, Марина последовала всем имеющимся в интернете как научным, так и народным «рецептам» по зачатию девочек.

Ровно в 16 недель беременности женщина поспешила на решающее УЗИ. Когда она услышала слова «пол женский», счастью её не было предела.

Теперь Марина жила в сладком предвкушении встречи со своей долгожданной доченькой. Всё было хорошо, но на 22 неделе что-то пошло не так…

По всем признакам у женщины начали подтекать околоплодные воды, но амниотест сделанный в женской консультации опровергал это предположение. Врачи махнули рукой на паникующую беременную, списав происходящее на гормональные изменения секреции организма. Следующий приём назначили через три недели.

Всё это время Марина в панике ждала, что будет дальше и молила Бога… Самочувствие её, в принципе, не ухудшалось, вот только живот перестал расти…

Заметила это и участковая акушерка, когда беременная пришла на очередной осмотр. Живот не только не вырос за три недели, а ещё и уменьшился на пару сантиметров. Тут, как обычно, все засуетились… Срочно анализы, срочно УЗИ!!! Ребёнок был ещё жив, но околоплодной жидкости вокруг него почти уже не было. Марину срочно отправили в перинатальный центр в соседний город .

Всего ещё неделю врачи смогли сохранять беременность. В 25 недель и 6 дней беременности у Марины началась родовая деятельность… В результате экстренного кесарева сечения родилась крошечная девочка весом всего 850 граммов!

Она не дышала…но была жива! Неонатологи поместили недоношенную малышку в кювез и начали борьбу за её жизнь.

Марине разрешили пойти в детское отделение только на утро следующего деня после операции. Согнувшись, придерживая свой разрезанный накануне живот, мамочка, преодолевая боль, шла в соседний корпус, чтоб увидеть свою доченьку.

Стерильный халат и шапочка, маска, перчатки и бахилы – в таком виде Марина предстала перед кювезом, в котором утыканная катетерами лежала её девочка.

Малюсенькая…синенькая…но такая любимая, дорогая и долгожданная! Марина рыдала и не могла поверить в то, что всё позади и у неё теперь есть дочь! Она ещё не знала, что впереди её ждёт долгая и жестокая борьба за жизнь этой крохотной девочки…

После первой встречи с долгожданной доченькой Марина вернулась в свою палату и начала штудировать интернет. В свои 33 года, имея уже двоих детей, она никогда даже не слышала о том, что дети могут рождаться на столько раньше срока. Ей не терпелось узнать есть ли шансы на то, что её дочь останется жива и каковы эти шансы.

Страницу за страницей Марина читала тематические сайты, глотая слёзы. Она узнала много нового про недоношенных детей, про их заболевания, про тяжёлую борьбу за жизнь этих крошек…

« Бог не даёт испытаний, которые нам не по силам!» — подумала Марина и настроилась на трудности.

Мама, не смотря на послеоперационный шов, навещала доченьку 2-3 раза за день. Неонатологи не давали особых надежд. На следующие несколько недель слова доктора «состояние стабильно тяжёлое» станут для Марины самыми желанными, потому что, если так сказали, значит нет ухудшений в состоянии ребёнка.

Через несколько дней Марине сняли швы и выписали. Оставаться рядом с доченькой она не могла, так как в отделении детской реанимации это не предусмотрено. Марину разрывало на части: дома её ждали сыновья, а оставить дочь здесь, в другом городе за 150 километров от дома, одну она тоже не могла. Заведующая отделением позвала Марину на разговор: «Поезжай к детям, ты им тоже очень нужна, а к дочурке будешь приезжать в любое время. Не переживай, мы сделаем всё, что в наших силах».

Марина сдалась, она поехала домой, а в реанимацию они с мужем стали ездить каждые 2-3 дня, пока старшие сыновья были в школе и садике. Но каждое утро Марины начиналось со звонка лечащему доктору дочери, с замиранием сердца и дрожью в голосе она узнавала о состоянии своей малышки. Заветные слова о «стабильно тяжёлом состоянии» звучали далеко не всегда…

Девочка находилась на аппарате искусственной вентиляции лёгких, потому что не могла дышать сама. У неё несколько раз падал до критического уровня гемоглобин, врачам приходилось делать неоднократные переливания крoви. Зашкаливал билирубин («желтушка»). Но самое страшное, что произошло тогда – это воспаление сердечной мышцы, маленькое сердечко могло остановиться в любой момент.

Во время своих визитов в реанимацию Марина пачками подписывала бумаги с разрешениями на применение в лечении её дочери сильнейших антибиотиков, переливания крoви и возможности хирургического вмешательства при необходимости… Казалось, это не кончится никогда. Только через долгих 15 дней состояние девочки стало улучшаться. Неонатологи стали делать попытки снять её с аппарата искусственной вентиляции легких и научить дышать самостоятельно. Но это был не лёгкий процесс и он затянулся почти на три недели.

А Марина всё это время сидела на готове и ждала момента, когда же их с доченькой переведут в отделение недоношенных с совместным пребыванием для того, чтоб набирать вес. Никогда ещё время не тянулось так медленно…

Наконец долгожданный день наступил. Марине позвонили из реанимации и сообщили, что её недоношенную малышку переводят в отделение.

Марина летала на крыльях счастья и собирала вещи. Она незамедлительно поехала туда, туда, где она теперь будет рядом с доченькой.

В палате её ждал кювез, в котором лежала её крошка. За пять недель интенсивной борьбы за жизнь малюсенькая девочка набрала всего 200 грамм веса. Марине предстояло научиться уходу за своей малышкой. Их целью был набор веса для дальнейшей выписки домой и, конечно же, мама должна была научить дочь кушать из бутылочки, так как до сих пор девочка получала питание через зонд.

Начались тяжёлые будни…Медперсонал обучал Марину тому, что надо делать с ребёнком, который лежал в кювезе в катетерах и трубочках. Доставать малышку было нельзя, нужно было менять памперсы, одежду, проводить гигиенические процедуры и кормить только через отверстия для рук. Недоношенные детки не могут держать тепло своего тела, поэтому всё нужно было делать быстро.

Кроме того, ребёнок круглосуточно был подключен к капельницам, и нужно было следить, когда заканчивается одна звать медсестру, чтоб та поменяла её на другую.

Кормления через зонд каждые три часа, капельницы менять каждые 1,5-2 часа, ребёнка нужно было постоянно класть на разные стороны, чтоб не было «кривошея», обрабатывать кожу, стричь мизерные ноготки… Марина не понимала где ночь, где день, но была настолько счастлива лицезреть свою малышку, что была готова вытерпеть любую усталость.

Самым сложным оказалось научить крошечную девочку есть смесь из бутылочки. Сосательный рефлекс развивается на определённых неделях беременности, и если недоношенный ребёнок ещё не достиг их по времени, независимо от момента рождения, то заставить его кушать самостоятельно вряд ли удастся.

В определённый момент врачи разрешили Марине начать кормление из бутылочки. Малышка пыталась сосать, но из-за воспаления сердечной мышцы и недоразвитых лёгких ей было очень тяжело. Результат – апное (остановка дыхания)… и снова ребёнка забрали в реанимацию…

Марина рыдала…неонатологи посоветовали пригласить в реанимацию Батюшку и покрестить девочку. Так и было сделано. Но только через две недели мама и дочь встретились в детском отделении снова.

За следующие три недели доченька Марины всё же научилась кушать самостоятельно и набрала вес. Практически в срок предполагаемых родов маму и дочь с весом 2 килограма 250 грамм выписали домой.

Чуть больше трех месяцев своей недоношенности малышка провела в больничных стенах. Для Марины и всей её семьи этот период стал страшным испытанием.

Ещё почти три года девочка «перерастала» заболевания, возникшие в результате глубокой недоношенности. С Божьей помощью и благодаря врачам всё осталось позади. Сейчас, когда уже всё хорошо, глядя на дочь, Марине кажется, что вся эта история произошла не с ними и только фотографии тех дней напоминают о реальности пережитого…

Марина всю жизнь мечтала о дочери. Но судьба распорядилась по-другому…