Маргарита

— Подруга у меня была — Илонка. Красивая, зараза. Мужчины стадами за ней ходили. А она перед одним хвостом повертит, от второго морду воротит. Все кого-то особенного ждала. Но это ожидание не помешало ей двумя детьми обзавестись. — рассказывает Маргарита.

Дети у Илоны были от разных отцов. А воспитал ребятню совсем другой мужчина. За которого легкомысленная Илона замуж вышла, чтобы хоть кто-то нормальный рядом с детьми был.

— Я тогда думала, что замужество с Александром — единственный адекватный поступок Илоны. Она — творческая личность была, домой за полночь приходила, постоянно в разъездах — на гастроли ездила. Даже не знаю, почему она меня в подружки выбрала, мы же совсем разные были. Но от нее такая, не знаю, энергетика шла, что я себя рядом с ней тоже красавицей чувствовала. И замуж я вышла за одного из ее ухажеров в отставке. Уж шибко он мне нравился. До сих пор женаты, тридцать лет уж как.

Маргарита родила сына, когда детям Илоны было 2 и 4 года соответственно. Света и Максим тогда еще были махровой, но до жути самостоятельной безотцовщиной.

— Славе моему три года было, Илонкиным — 5 и 7. Ей билеты дали, детям на елку. Мы тогда новый год у нее отмечали, а елка — утром первого января. Еще с вечера решили — не пойдут туда дети. Просыпаемся — а их нет. Ни Илонкиных, ни моего. Одежда и обувь зимняя — отсутствуют. Это сейчас- всякие браслеты и телефоны, у которых можно определить местоположение. А раньше такого не было. Дом культуры, где елку проводили — в 6 остановках от Илонкиного дома.

От истерики Маргариты Илона отмахнулась — вернутся, ведь они смышленые и самостоятельные.

— Они у меня на приемы в больницу сами ходят, и ничего — всегда все нормально было. До садика и школы сами добираются, не переживай! Вернутся!- весело смеялась Илона, открывая шампанское.

— Ты с ума сошла? Славе всего три года! Там машины, автобусы! А если они не на елку ушли? Тебе совсем плевать, да? — кричала Маргарита на безответственную подругу.

— Дочке тоже три было, когда я ее на сына оставлять начала. Ничего не случится!

Маргарита, не слушая заверений подруги, помчалась в Дом Культуры.

— Я пока автобус дождалась, чуть не поседела. Таких ужасов напридумывала… В ДК приехала — а представление кончилось. Я сразу обратно. А дети так и не появились. Пока рыдала да думала как мужу на работу дозвониться — явились. Все сырые, но довольные, с подарками новогодними. «Мама, а мне не дали подарок!» — сказал мне Славик. Я его в охапку, Илонку обругала, посоветовала хоть немного детьми заняться, и ушла. Три года мы не виделись, пока она за Сашку замуж не вышла.

Илонины дети — Света и Максим, не доставляли никаких хлопот ни матери, ни отчиму. Максим, на правах старшего, неплохо готовил к своим 10 годам. А пожарить яйца и сварить кашу он мог еще с детского сада. Света, со смешными косичками, была сосредоточена на учебе, мечтая стать ветеринаром, когда вырастет.

— Саша детей одних старался не отпускать никуда. Но они привыкли — как те кошки, что сами по себе гуляют. Уйдут, когда захотят, придут, когда захотят. И не наругаешь — уроки сделаны, дома прибрано. Я тогда на них смотрела и клялась себе, что мой Слава будет расти в нормальных условиях. В полной, любящей его семье. Факультативы, кружки, ни шагу дальше двора. С друзьями сына я знакома была, мало ли. Всегда интересовалась его увлечениями, он у меня просто так по улицам не болтался. Потом старшие классы. Илона ни разу в жизни не проверила у детей уроки, она ни разу не появилась на родительском собрании. Она даже детям на выпускные — Свете после 9, а Максиму после 11 класса, деньги не сдала. Выпивать начала, Сашка на развод подал, ей совсем не до детей стало.

Дороги подруг окончательно разошлись. Маргарита, переехав с семьей на другой конец города, готовила сына к поступлению в престижный институт, изо всех сил строила карьеру и заботилась о муже. Слава на бюджет не поступил — родителям пришлось оплачивать учебу из своего кармана.

Следующие годы Маргарита и не вспоминала об Илоне. Случайная встреча со взрослым Максимом застала ее врасплох.

— Здравствуйте, Маргарита Андреевна.

— Максим? Ты что ли? Такой взрослый стал! Не узнать! — удивилась Маргарита. — Как мама?

— Нет ее, 10 лет уж как нет.

— А я и не знала… Как Светочка? Как у тебя жизнь? — поинтересовалась женщина.

У Максима свое небольшое дело, жена и дети. Небольшой дом, построенный его руками. Света — известный в городе организатор свадеб, запись на полгода вперед. Муж, дети, квартира. Максим показал Маргарите фотографии — большая, дружная семья, сидящая за одним столом. Маргарита распрощалась с сыном бывшей подруги и поспешила домой в весьма расстроенных чувствах.

— Славке 26 лет уже. Из института его выгнали. Женился, развелся, ребенок там остался, с женой бывшей. Видеть мне его не дают. Слава то работает, то дома сидит, на нашей шее. Жилья своего нет, перспектив — нет. Все чаще от него перегаром пахнет. Голос повышает, отца до инфаркта довел. А ведь мой сын в нормальной семье рос. А сорняки эти… Мать — непутевая, кто отцы — даже ей неизвестно было. А ведь людьми выросли. Семьи, дети. Максим одет так хорошо, на дорогой машине уехал, после нашей встречи. Почему так? Кто-то в детей силы вкладывает и жилы на себе рвет — а толку нет, а кому-то плевать — болтаются где-то и все равно, лишь бы не мешались — людьми выросли. Это у Славы все хорошо должно быть! У моего Славы! А не у этих… сорняков. Где справедливость? — гневно вопрошает Маргарита.

Маргарита