Мама как сказала, что ты в городе квартиру купила, я сразу поняла — вот он, мой шанс на нормальную жизнь

— Ох,хорошая квартира, хорошая. Я вот думаю Кирюше тоже купить. И сколько в месяц платить будете? — спросил дядя Гена, обходя наше с мужем недавнее приобретение.

— 11000 в месяц. На 10 лет брали. Рассчитываем раньше выплатить. — ответила я.

— Хорошо живёте, богатые, раз такие деньжищи платить можете. — завистливо сказал дядя.

— Нет, мы не богатые, Вы ошиблись. Мы — бедные ипотечники. — рассмеялась я.

Проводив дядю Гену, уже шестого родственника за последнюю неделю, я устало бухнулась в кресло.

— Не надо было говорить, что купили квартиру. Когда снимали, такого паломничества не было. — сказал муж.

— Я и не говорила, это мама. — вздохнула я.

Вечером в нашу дверь вновь раздался звонок.

— Привет, сеструнь! Встречай жильцов! — сестра ввалилась в квартиру, в одной руке держа ребёнка, другой рукой таща чемодан. — Даньку прописать надо будет, чтобы садик дали. Да и мне регистрация нужна, чтобы на работу взяли на нормальную. Ты не боись — мы к тебе ненадолго! Годик-два, пока на ноги не встану! На, подержи! — она вручила мне племянника.

— А ты почему даже не позвонила? — ошарашенно спросила я.

— Ха, знаю я тебя! Ты бы триста отмазок нашла, лишь бы мы не приехали! Где мы можем расположиться?

Муж вышел, оглядел сестру, заострив внимание на её чемодане, и ушёл обратно в комнату, тяжело вздохнув.

— Да, завтра на работу не ходи — с Данькой останешься, я хочу на город посмотреть. И деньжат бы подкинуть не помешало, а то у нас ни копейки — на последние гроши к тебе приехали. Мама как сказала, что ты в городе квартиру купила, я сразу поняла — вот он, мой шанс на нормальную жизнь! С мужиком познакомлюсь, при квартире. Данька у вас поживёт, если что. Сразу пугать не буду. а то до загса кавалер сбежать может, а после свадьбы никуда уж не денется. — рассмеялась сестра, сверкнув гнилыми зубами.

Я попыталась объяснить сестре своё отношение к происходящему:

— А тебя не смущает, что у нас места нет? И вообще, Алин, о таких вещах нужно заранее договариваться. Мы работаем, нянчиться с вами — времени нет. Да нам и хочется вдвоём пожить, мы несколько лет по съёмным комнатам мотались, всё с чужими людьми. — я попыталась объяснить сестре своё отношение к происходящему.

— Так то — с чужими! А мы ведь не чужие! — обрадовалась Алина, залезая в холодильник. — Данька, йогурт будешь? А тут у нас что? Ммм, колбаска! Кстати, — чавкая сказала Алина, откусив колбасу прямо от палки — Ты говоришь — места нет. Нормально мы в одной комнате поместимся. Я с вами спасть буду, Даньке диванчик купишь. Так что всё путём будет!

— Алина! Послушай меня! Вы с Даней не будете с нами жить! Спасибо, что приехала, я действительно рада тебя видеть. Но жить мы хотим вдвоём!

— Зазналась, да? Квартиру купила, и всё? Родственные узы ничего для тебя не значат? — начала возмущаться сестра. — Ты смотри, я ведь всё твоему мужу рассказать могу, как ты по деревне гулеванишь, да с мужиками обжимаешься, когда без него к маме приезжаешь!

— Ты с ума сошла что ли? — от заявления сестры я почти потеряла дар речи.

— Эй, Васька, иди сюда! Жена твоя — гулящая! Лучше на мне женись! Я верная буду! Давай, пусть она собирается и уходит!

Муж зашёл на кухню, взял мою сестру в охапку, отнёс в коридор и вытолкал её из квартиры. Потом вынес чемодан, вручил ребёнка и закрыл двери. Сестра орала в подъезде до позднего вечера, а потом ушла.

А наутро мне позвонила мама и сообщила, что я — неблагодарная дрянь, и что семьи у меня больше нет. Вот так — купи квартиру, лишись родственников.

Мама как сказала, что ты в городе квартиру купила, я сразу поняла — вот он, мой шанс на нормальную жизнь