Гордая, но такая несчастная

— Ты же девушка! Имей гордость! Никто не будет тебя уважать, если ты все будешь спускать на тормозах! — учила Елена Владимировна свою дочь Ирину, мою знакомую. Ей казалось, что дочь совершенно не способна общаться с мужчинами: слишком уж мягкая, слишком уж всепрощающая.

Елена Владимировна такой не была. Она смеялась над своей подругой, которая простила мужа после того, как узнала о его интрижке с молоденькой коллегой.

— Никакой гордости у тебя нет! — презрительно говорила она своей подруге. — Он гуляет, а ты его в дом принимаешь! Совсем женщины перестали себя уважать!

Когда Ирине исполнилось 15 лет, Елена Владимировна узнала, что у ее мужа случился роман. Точнее, даже не роман, а просто «оступился» по пьяни на корпоративе. Корил себя он за это, конечно. Ведь свою жену он очень любил. А тут просто какое-то помутнение. Ну… у многих мужчин бывало, наверно.

Елена Владимировна была гордой женщиной и прощать такое не собиралась.

— Где гулял, там и живи! — выпалила Елена Владимировна мужу штампованную фразу, вычитанную в каком-то глянцевом журнале, и даже самолично собрала ему сумки с вещами.

— Мама, опомнись! Ты что творишь?! — истерила Ирина, которая не ожидала, что спустя столько лет брака, мать выгоняет отца из дома. — Из-за такой ерунды отца выгоняешь?!

— Из-за ерунды, говоришь?! Да что ты в жизни понимаешь?! У женщины должна быть гордость! — заявила Елена Владимировна. Она не захотела жить под одной крышей с мужем-предателем. Выгнала его из дому, пообещав подать на развод.

Имущество распиливать не стали, муж оставил жилье жене, а сам начал снимать квартиру. Несколько месяцев подряд он молил жену о прощении, но Елена Владимировна была гордой женщиной и простить ТАКОЕ не могла.

Муж погоревал какое-то время, а потом стал сожительствовать с той самой девушкой. Не валяться же всю жизнь у ног жены, вымаливая прощение. А девушка та просекла, что мужик жене не нужен, ну и прихватизировала. Чего добру пропадать?

Елена Владимировна осталась жить с дочерью. Работа у нее была не самая высокооплачиваемая, основные расходы в семье были на муже. А теперь ей все пришлось взвалить на себя. Муж, уже бывший, первое время пытался помогать деньгами как мог, но Елена Владимировна была гордой женщиной и денег не брала.

— Мне от тебя ничего не нужно! От предателя ни рубля не возьму! — говорила она.

Работала на износ, тянула и себя, и дочь, уставала. На жизнь денег хватало, а вот на какие-то роскошества типа путешествий и косметологов уже не оставалось. Бывший муж предлагал деньги, чтобы хотя бы в Турцию съездили, не ради себя, так хоть ради дочери Ирины, но Елена Владимировна была гордая и от денег отказывалась.

Тогда отец Ирины взял дочь с собой и своей новой семьей на отдых. Елену Владимировну это не на шутку разозлило, и после возвращения Ирины потребовала у дочери, чтобы та с отцом больше не общалась.

Ирину такое требование, мягко говоря, удивило, потому что она не собиралась прекращать общение с папой. И когда ей исполнилось 18, попросила отца помочь ей со съемным жильем, и съехала от матери. Елена Владимировна осталась совсем одна.

С дочерью и мужем общаться отказывалась. Когда они звонили ей узнать, как у нее дела, разговаривала сквозь зубы, нехотя. Работала до самой пенсии, потом здоровье стало подводить, пришлось увольняться. Сейчас живет на одну пенсию, вечера коротает в одиночестве, часто болеет.

Бывший муж и дочка периодически звонят, предлагают купить лекарства, иногда приходят в гости, приносят продукты. Но Елена Владимировна от всего отказывается, ведь она женщина гордая.

Гордая, но такая несчастная