Две Марии. Теперь это уже дружба не просто двух подруг

Две молоденькие учительницы познакомились после института. Пришли устраиваться на работу в школу, там и встретились, а потом подружились. Понимали друг друга с полуслова. У обеих в кармане новенькие дипломы, обе без опыта работы и очень волнуются. И имя у них одинаковое — Мария. Одна окончила филфак, другая биохим. Маша, которая филфак окончила, была темненькой, а Мария, которая с биохима, – светленькой.

С первого же дня две Марии подружились: делились первыми впечатлениями от уроков и первым преподавательским опытом. Помогали друг другу и подсказывали, как подготовиться к открытому уроку. А после школы вместе возвращались домой. Обе были замужем, но еще без детей. Вскоре стали ходить в гости друг к другу, а потом и семьями начали дружить. Новый год встречали вместе, а на 8 Марта две молодые семьи съездили на турбазу.

Удивительно, но случайно встретившимся и подружившимся девушкам было уютно друг с другом. У обеих не было родных ни сестры, ни брата, — тянулись к друг другу, как будто родные.

В конце учебного года Маша темненькая пришла на работу невеселой и поделилась грустной новостью с Машей светленькой: родной отец, которого она хотела найти, уже умер. Можно сказать, она его отыскала, но живым не застала. Маша темненькая не помнила отца: Машина мама уехала от него, когда ей было всего два годика. Сначала уехали в другой регион и общения с отцом даже по переписке не было. Потом Маша с мамой вернулись в родной город, но Маша долго не решалась узнать о его судьбе. И вот сейчас ей сообщили, что отец умер три года назад.

— А у меня ведь тоже папа умер, — сказала Маша. — И тоже три года назад. Только я у него приемной дочерью была, но он меня как родную любил, хоть и не была удочерена официально. Его Сергеем звали.

Маша темненькая вытерла слезы и посмотрела на подружку и сказала:

— И моего отца Сергеем звали. Он в Ивановском районе похоронен.

Маша светленькая испуганно взглянула на Машу темненькую: — Так и мой тоже в Ивановском, мы раньше там жили, а потом в город с мамой переехали.

Девчонки стали смотреть друг на друга, не решаясь спросить самое главное. Первой осмелилась Маша светленькая:

— Крапивин фамилия моего папы.

Маша темненькая кивнула головой: — И моего тоже. Крапивин фамилия.

*****

Прошел месяц. Две Марии уже побывали на могиле отца. Обе стояли и плакали, печалясь каждая о своем. Маша темненькая думала о том, что уже ничего не вернешь и никогда она не обнимет своего папку. Обидно было, что родной отец не носил ее на руках, не целовал в макушку перед сном, не покупал игрушки, не проверял уроки. Вся любовь ее родного отца досталась чужой девочке – приемной дочери. И от этого Маше было больно. Но рядом стоявшая девушка, с которой она подружилась, была хорошим человеком, и Маша не могла на нее обижаться.

А Маша светленькая плакала о том, что не вернешь приемного отца, который был ей родным и который любил ее. А еще она знала, что отец тосковал по своей родной дочери Маше, с которой после развода так и не увиделся. И Маше светленькой было больно, что не встретились они с Машей темненькой – родной дочерью ее отца – раньше.

Прошел еще год. Две Марии по-прежнему дружили. Только теперь это уже была дружба не просто двух подруг, а сестер. Иначе как сестрами они теперь друг друга не называли.

Две Марии. Теперь это уже дружба не просто двух подруг