Долгожданное счастье маленькой женщины

Звонкий детский голосок колокольчиком донесся до Марии:

— Бабуля, гляди, гляди на тетю! Смешная какая…

Маша напряглась было, но потом устало выдохнула — что теперь поделаешь…

А потом раздался негромкий ответ бабушки:

— Светочка, детка, все мы разные, никто себе личико, волосики, ручки-ножки не выбирает. Все это нам Боженька дает. А тете, наверное, обидно стало, что ты на нее пальцем тычешь. Нехорошо, детка, нехорошо…

Маша и к такому привыкла — часто слышала подобные речи, но вдруг к ней подбежала та самая.

Светочка и с извиняющимся личиком прошептала:

— Тетя, ты не обиделась на меня? Давай мириться! — и протянула крохотный мизинчик.

Держась за этот пухленький детский пальчик, Мария невольно улыбнулась детской непосредственности. Девочки сбивчиво зашептали самое известное детское «заклинание»: «Мирись-мирись-мирись и больше не дерись…»

Прохожим могло показаться, что две подружки наконец-то решили, во что они будут играть, ведь обе были… одинакового роста!

Да, высотой Мария не отличалась. Вернее, наоборот, отличалась от обычных людей — всего 118 сантиметров!

Карликовость — о таком диагнозе родители Маши узнали, когда девочке исполнилось два года.

Сейчас ей 36 лет. Многое отболело, со многим примирилась, осознала… В юности, конечно, рыдала в подушку, завидовала подругам, их красоте, грации, модным обновкам…

Хотя Маша была симпатичной девушкой: карие глаза, каштановые волосы, румянец на смуглых щечках, милая улыбка. Возможно, попадись ей парень с такой же комплекцией, получилась бы крепкая семейная пара…

Однажды, будучи 20-летней студенткой, она устав от насмешек, решилась на отчаянный шаг — наглоталась таблеток.

Вовремя вернулась старшая сестра и мигом позвонила в «Скорую». Еле-еле откачали. Первое, что она услышала, приходя в себя, — молитву мамы.

-Господи, прошу тебя, сохрани мою девочку, пожалей ее, пошли ей счастья! — со слезами шептала мама, склонясь над Машей. Тогда они проплакали всю ночь. Это были слезы очищения, а не тоски, хоть и горькие, но вместе с тем живительные.

Маша перестала думать о себе как о никчемной, некрасивой калеке, перестала жалеть себя, перестала плакать по ночам о несбывшихся мечтах.

Правда мечтать НЕ ПЕРЕСТАЛА.

Так шли годы… Иногда они бежали, иногда тянулись, но вот уже и тридцать лет позади, и Христов возраст она перешагнула. Жизнь устаканилась: работа в библиотеке, возня с племянницами, сад (Маша увлекалась разведением цветов) — все было.

Не хватало бабьего счастья. Ну и ладно — обойдемся без него. Хотя и немного досадно.

Как-то в конце мая Лизка, сестра, привела своих близняшек погостить к родителям и Маше. Валя и Варя обожали тетю: она устраивала всякие походы, пикники, водила их в парк на карусели, в кафе-мороженое… В общем, с ней первоклашкам было весело.

Вот и в этот приезд Мария приготовила им сюрприз — купила билеты в зоопарк, что был в областном центре.

Маша заранее сняла на выходные квартиру, обговорила свою поездку и с Лизой, и с родителями, так что вечером визжащие от восторга Валюша и Варенька сидели в электричке и с нетерпением ждали отъезда.

— Маш, ты их там не особо балуй, — напоследок сказала Лиза, а потом, махнув рукой, добавила:

— Ой, кому я говорю… Эти две из тебя веревки вьют!

Ну все тронулись. Путь до центра занимал без малого два часа, так что приехали уже в сумерках, благо квартира находилась рядом с вокзалом — пешком добежали, наспех умылись с дороги и, даже не поужинав, завалились спать.

Утро было ясным, солнечным, просто великолепным! Быстренько собрались ( причем было решено весь день прогулять в зоопарке, чтобы надолго запомнить это событие), и Маша вызвала такси.
Решили подождать машину на улице, поэтому бодро вышли из подъезда. Вскоре подъехало такси, и водитель, недоуменно глядя на трех маленьких девочек, протянул:

-Эй, малышня, а родители-то с вами поедут?

Но вдруг, присмотревшись, осекся, смутился и так ярко покраснел, что Маша невольно вспомнила мультяшный сеньор Помидор. Она задорно рассмеялась, девочки тоже захихикали, да и сам водитель вскоре заулыбался, а потом тоже расхохотался.

— Вы уж извините, что я так… Эм-м-м… Ну вы понимаете меня, да? Вы не обиделись? — вымолвил он, переведя дух от смеха.

— Да я уже привыкла, какие обиды? Ну так что, отвезете нас? Если что, я могу паспорт показать, чтобы все удостоверились, что детское кресло мне не нужно.

Она опять звонко рассмеялась. Наконец все уселись в салон, машина тронулась. По дороге Маша и водитель разговорились, но это была обычная беседа ни о чем. Правда женщина рассказала, что она с племяшками приехала всего лишь на выходные, так что завтра они уже домой поедут, в свой городок.

А вот и зоопарк, Маша даже немного пожалела, что так быстро доехали. Уже в зоопарке подумала, что он, водитель, странно на нее посматривал. Вот тем самым взглядом (немного нахальным и в то же время волнующим), когда женщине хочется сразу поправить волосы, прикоснуться к своему лицу.

«Ой, Маша, выбрось все из головы! Не трави сама себе сердце , — пресекла непрошеные мысли и с девочками вошла в замысловатый, похожий на сказочное животное, турникет.

И они действительно пробыли там до самого закрытия! В общем, спать завалились, даже не поужинав. Устали сильно, но зато сколько впечатлений! Валюша все вспоминала обезьян, а Варенька была в восторге от красавца льва!

На следующий день, где-то в обед, засобирались домой, быстренько дошли до вокзала, сели на электричку — и скоро уже восторженные внучки рассказывали бабушке и дедушке о своих приключениях.

Только вечером мать спросила Машу:

— Доченька, ты какая-то странная. Что, устала с девочками, наверное?

— Нет, мам, что ты! Мне с ними весело… Так, задумалась о своем, не переживай.

Обе давно вели такую «ложь во спасение»: мать сердцем чуяла, что что-то гнетет ее девочку (мамы все такие), но не хотела сыпать соль на рану. А Маша, прекрасно осознавая, что мама понимает ее боль и невольно чувствует свою вину, не хотела расстраивать ее. Они давно выплакали слезы по Машиному заплутавшему женскому счастью.

Пошла неделя, другая, июнь был в разгаре, жаркий, душный, напоенный клубничным ароматом. Маша возвращалась с работы, думая, успеет ли она попасть домой до дождя. Надвигалась сизая туча, а ветер закручивал пыль в маленькие смерчики.

Едва вышла из автобуса, как хлынул ливень. Дорога до дома занимала минут 10-15, и Маша рискнула — выбежала из-под хлипкого навеса, олицетворяющего остановку.

Побежала не разбирая дороги, и со всего размаху угодила в чьи-то руки. Подняла голову и увидела того самого таксиста!

-Ты? Ой, Вы?

Мужчина накинул ей на плечи куртку.

— Давай под козырек, а то промокнем вконец.

Они добежали до ближайшего подъезда, чтобы переждать ливень.

— Как Вы меня нашли?

— Ну, во-первых, давай на «ты», а во-вторых, симпатичных дюймовочек в твоем районе больше нет.

Ты, кстати, чего под такими ветрами-то бегаешь? Где бы я тебя тогда искал?

— А зачем меня искать? — спросила Мария с испугом и одновременно с затаенной радостью.

— Потому что потерял… Потому что ты мне снишься чуть ли не каждую ночь, что тебя вроде как защищать нужно, а как я тебя защищать буду, если ты не рядом?

Два года спустя Валя и Варя с гордостью катали колясочку, в которой блаженно посапывал их двоюродный братишка Рома, Роман Иванович.

Следом за ними шли счастливые супруги — Мария и Иван..

Долгожданное счастье маленькой женщины