До трех лет с ребенком должна сидеть мать

Я была на кухне, котлеты лепила, руки в фарше были. Муж по телефону полчаса разговаривал, с мамой своей. Дочери год и девять.

Дочь ко мне подходит и в туалет просится. Я иду к комнату, подхожу к мужу и прошу его помочь с горшком. Обычно он стоит в комнате, а незадолго до произошедшего я его помыла и в ванной оставила, сохнуть.

Муж, все разговаривая, переспрашивает — что мне надо? Я повторяюсь на счет горшка.

— Хорошо, иду! — муж встает с кровати и двигается в сторону ванны, позвав дочку с собой.

В этот же момент я слышу истерический визг из динамика телефона:

— С кем ты там разговариваешь, когда мать тебе звонит? А ну-ка повтори, что я сейчас сказала?

Муж начинает оправдываться — у жены руки в фарше, а дочку надо усадить, раз просится.

— Пусть эта лентяйка руки помоет и сама все сделает, я еще не закончила! — снова визжит динамик.

Муж косится на меня, я киваю — да, все слышно. Он извиняется перед матерью и говорит, что перезвонит попозже. Убирает телефон, идет в ванну с ребенком.

Я возвращаюсь на кухню, котлеты доделывать. На кухонном столе лежит мой телефон, звонок — свекровь. Я не беру — осталась всего несколько котлеток сляпать, да и разговаривать после «этой лентяйки» не хотелось.

Звонит телефон мужа в комнате. Он не берет — помогает дочери избавиться от содержимого горшка и совершить гигиенические процедуры.

Снова надрывается мой телефон, я укладываю последнюю котлету на сковороду, мою руки, отвечаю:

— Здравствуйте, Светлана Ильинична.

— Какое право ты имеешь мешать разговору матери и сына? Ты кто такая? Кто? До трех лет с ребенком должна сидеть мать! У моего сына сегодня выходной! Какое ты имеешь право его гонять?

— А ничего, что Ваш сын тоже принимал участие в зачатии? — поинтересовалась я.

— Не факт, не факт!

— До свидания, Светлана Ильинична. — я сбросила вызов, положила телефон на стол и поставила воду для макарошек.

В комнате снова звонит телефон мужа, он отвечает. Трехминутная тишина, крик мужа:

— Мама, ты с ума сошла? Я не пойду к тебе отдыхать! Я и дома отдыхаю! Не твое дело, кто у нас в доме главный по горшкам! Мама, отстань, а? Я занят.

Я посолила воду, убавила огонь под котлетами и пошла в комнату.

— Что ругаешься? — спрашиваю у мужа.

— Извини. Там кушать скоро? — с надеждой спросил муж.

— Скоро.

Пока там все готовится, мы с дочкой пошли ловить удочкой пластмассовых рыбок из тазика.

Сколько времени надо, чтобы из третьего подъезда добраться до первого? Ровно 10 минут, со сборами. Но сегодня в дверь постучали через двадцать минут, я как раз успела отправить слить воду с макарошек и добавить масло.

— Муж, там к тебе, я уверена. — крикнула я, вновь отправляя рыбок в тазик.

— Иду. — отозвался супруг. Минута, не удивленное — Мама, ты зачем пришла?

— С внучкой сидеть. А ты иди, ляг на диван и отдыхай! Я вот тебе, пиво принесла. Расслабишься.

— Мама, спасибо, но я не пью.

— Где внучка? Давай ее сюда, хоть погулять с ней схожу, чтобы ты в тишине побыл. Сынок, себя беречь надо. Знаешь, сколько мужчин не доживает до пенсии? А все почему? Жены загоняют! И работай, и дома с ребенком сиди. Нельзя так. Раз твоя жена не может позаботится о твоем здоровье, это сделаю я! — торжественно произнесла Светлана Ильинична.

— Мама, сейчас твоя внучка будет обедать, а после — спать.

— Я ее покормлю, иди отдыхай.

— Она сама ест. — заметил муж.

— Ну разумеется. При такой хозяйке вы так и будете всю жизнь все сами делать… — с сарказмом протянула Светлана Ильинична.

— …и помрете в один день, не дожив до пенсии. — прошептала я себе под нос, закончив мысль свекрови.

Нет ничего удивительного, что я все слышала — дверь в ванну была открыта, а громкость голоса Светланы Ильиничны подобна грохоту проезжающего рядышком поезда.

— Мама, нам не нужна помощь. Иди домой, а? — попросил муж.

— Сын, я помочь хочу! Видишь, до чего тебя брак довел — родную мать из дома выставляешь! Из твоего, между прочим!

Ну да. Кто я такая в совместно купленной квартире? Так, пустое место.

— Все, мам. Мы тут сами, не обессудь.

Всхлипывания, причитания. Звук захлопнувшейся двери.

Я вылила воду из тазика, сообщила дочке что рыбки устали и хотят спать. Мы вышли из ванной. Дочка побежала на кухню, я пошла в коридор, к мужу.

Он с тоской осматривал пакет с пивом, оставленный матерью.

— Кушать идем. — позвала я.

— Иду.

Пообедав, я принялась мыть посуду. Муж пошел укладывать дочку спать. И сам уснул. Я взяла пакет с пивом и пошла на кухню.

Сижу на кухне, потягиваю пиво, красота. Все-таки есть иногда польза от свекрови. Мы специально купили квартиру на противоположном конце города. Светлана Ильинична не сочла это проблемой — продала свою квартиру, купила в нашем доме. Восемь лет уже в одном доме живем. И чем она старше, тем хуже ее поведение.

Мужу — почти 40. Мне — 38. Мы оба — состоявшиеся люди. И в плане карьеры, и в плане семьи — 20 лет в браке. Но я все равно так и осталась никем. Обидно, досадно, но ладно.

А пиво вкусное. Не поленилась же, до магазина сбегала. А в поликлинику сама не может — парадокс?

До трех лет с ребенком должна сидеть мать